Sede Vacante

Объявление

ОЧЕРЕДНОСТЬ:
А сколько у нас шпаг? - Antonin Dolohov
Нам нужен мир - Walburga Black

НОВОСТИ:
11.12.2016 - Время в игре переведено на сентябрь. Просим ознакомиться с событиями.
23.11.2016 - Объявлен рождественский флэшмоб! Администрации нужен повод раздать подарки, не подведите ))
25.10.2016 - Время идет, события не стоят на месте. Ознакомиться с тем, что происходит в игре, можно в теме Сюжет.
16.10.2016 - форуму исполнился год! Основное буйство жизни по этому поводу состоится в темах Подарочек ко Дню рождения и Пять вечером с амс. Присоединяйтесь! ))
6.09.2016 - поставлен новый дизайн, без повода ))
2.07.2016 - запущен новый массовый эпизод Ad valorem, к которому, о счастье, можно присоединяться на ходу ))
10.05.2016 - Плановая замена в составе амс ))
20.04.2016 - Перевод времени состоялся, началась запись в новые массовые квесты, сменился министр. Следите за новостями ))
10.04.2016 - Завершился квест Подрыв устоев, анонсирован перевод времени. Не упустите свой шанс повлиять на сюжет ))
27.03.2016 - В матчасти образовались дополнения, и мы надеемся, они не оставят вас равнодушными ))
4.03.2016 - Поздравляем с завершением первого массового квеста Требуют наши сердца и просим ознакомиться с его итогами ))
21.12.2015 - Все эпизоды включены в Хронологию, с которой теперь можно сверяться, выстраивая линию своего персонажа )
11.12.2015 - Запущен квест Требуют наши сердца, самое время предаться политике и интригам ))
16.11.2015 - Стартовал первый сюжетный квест.
23.10.2015 - Открыта запись в первые массовые квесты.
16.10.2015 - Sede Vacante официально открывает свои двери для всех желающих. Мы рады видеть тех, кто не боится заглянуть в прошлое и начать свой путь оттуда, самостоятельно выбирая, какой станет история дальше.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
АДМИНИСТРАЦИЯ:
MinervaWalburgaDruellaNobby

СЮЖЕТ:
Сентябрь 1947 года. Великобритания. В связи с протестами магглорожденных в стране введено чрезвычайное положение. Однако в Министерстве уверены, что это не может помешать ни демократическим выборам нового министра, ни финалу чемпионата по квиддичу. Или все же может?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sede Vacante » Сыгранные эпизоды » The sum of our ambition


The sum of our ambition

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Участники: Malcolm McGonagall, Minerva McGonagall.

2. Дата и место действия: 11 мая 1947 года, квартира Малькольма.

3. Описание: невеселое обсуждение итогов митинга.

0

2

Минерва нашла время добраться до Малькольма только к вечеру 11 числа, хотя ей казалось, что с начала митинга прошла уже как минимум неделя. За эти два дня она столько раз перемещалась в Мунго, на место преступления, в лабораторию, в допросную, в дома и на работу к пострадавшим и свидетелям, что все эти славные месте начинали смешиваться у нее в голове, и написала столько бумажек, что черные и зеленые чернильные пятна уже не оттирались с пальцев.
Выступление Уркхарта перед журналистами прошло более или менее удачно. Наверху не возникло возражений против того, чтобы ее назначили на это расследование. Возможно, они об этом быстро пожалели, потому что после того, как Минерва проверила палочку Дореи Поттер на последние заклинания, там обнаружилось такое, что все встали на уши. По крайней мере, вскоре после того, как она прибежала к Уркхарту с круглыми глазами, и началась основная суматоха. Все чтобы проверить, перепроверить и на века зафиксировать информацию о том, что сестра главы департамента пыталась заживо сжечь нескольких участников мирного митинга.
Все еще переваривая эти новости и свое непосредственное участие в событиях, Минерва без приглашения упала в одно из малькольмовских кресел. Ее аврорская мантия скомканной повисла на подлокотнике и поэтому разбавляла идеально упорядоченный интерьер. Минерва считала, что она и сама сейчас неплохо разбавляет, потому что не причесывалась с самого утра.
- Ну как дела в больнице? - спросила она. - Как Августа?
Где-то в обед она узнавала, что все в порядке, скоро выпишут. Но хорошие новости, к тому же инсайдерские, не бывают лишними.
Минерва поманила черного кота, который смотрел на нее со шкафа, но он не стал подходить, видимо, чувствовал в ней не очень правильную кошку. Она разочарованно хмыкнула.
- Меня назначили расследовать это дело. Поэтому ты можешь меня поздравить, а можешь посочувствовать.
Еще она не стала бы возражать, если бы ее уложили спать, да не в качестве сторожевой кошки, а просто. Но младшие братья согласно субординации для такого не годятся. Минерва взглядом намекнула, что не отказалась бы от кофе.

+1

3

Если бывают «оглушающие» дни, то эти два дня, безусловно, к оным относились. После всего, что произошло, Малькольм чувствовал себя так, словно к нему применили заклятие Конфундус, или, прозаически выражаясь, будто его пыльным мешком из-за угла стукнули. Очень пыльным. Очень сильно. Все случившееся он видел, так сказать, изнутри. Если бы Макгоногалл спросили – а чего он ожидал? Он бы не смог ответить. Но уж точно не этой давки, криков, просьб о помощи. Хотя и тогда он остался целителем до мозга костей, думая в первую очередь о том, что он может сделать для других. О себе он не думал… И, пожалуй,  впервые Малькольм испытывал такие двойственные чувства от визита старшей сестры. Но чувства, двойственные или нет, могли и подождать. Вернее, подождут, кто их спрашивать будет.
- Бегемот неподкупен, - сообщил он Минерве. – Но в принципе, за свежую куриную голову, проникнется к тебе симпатией и даже позволит себя погладить. Это бессовестное животное считает нас поставщиками еды, не больше.
Взгляд сестры был красноречив и Малькольм его понял правильно. Вот только кофе он предпочитал готовить вручную, без всяких магических ухищрений, и хорошо еще, что не на раскаленном песке, а на газовой горелке. Но зерна он молол сам, на старинной кофемолке с бронзовой ручкой. Благо, этот е нынче давало еще и время подумать над ответом Минерве.
- Много раненых, - скупо сообщил он.
Вода вскипела, молодой Макгоногалл приподнял джезву, потом благоговейно засыпал туда смолотые зерна, бросил крупинку соли, чуть мускатного ореха и корицы. На взгляд целителя- педанта, никакие заклинания, усиливающие вкус, не могли заменить этих маленьких хитростей.
Дать пене три раза подняться, потом добавить каплю ледяной воды. И вот кофе можно разлить по двум разномастным чашкам. Сервизов в своей холостяцкой квартире Малькольм сроду не держал.
- Много раненых, еще больше напуганных. Знаешь, тех, кто считает, будто их подвергли магическому воздействию, иногда трудно переубедить.
Сев в кресло напротив сестры, Малькольм тут же подвергся атаке на колени со стороны черного кота, намекающего, что не такая уж он продажная тварь, а иногда готов любить и бескорыстно. Целитель рассеянно почесал его за ухом.
- Августа, можно сказать, в порядке. Особенно, если сравнивать с остальными… значит, расследовать будешь ты, Минерва. Знаешь, я не удивлен, - и со своей обычной прямотой, раздражающей очень многих, добавил: - Не знаю, хорошо это для меня или плохо, но я этому рад. Во всяком случае, ты не дашь себя запугать  или подкупить, моя решительная старшая сестра.
Кофе был хорош. Правда – со вкусом невысказанной горечи.

+1

4

Минерва посмотрела на кота еще раз, прищурившись. Попытки людей трактовать кошачье поведение всегда казались ей забавными с тех пор, как она освоила анимагию. Но ценное мнение по этому всегда оставалось при ней, потому что нигде нет статистики, подтверждающей, что анимаги интерпретируют поведение животных своего вида исключительно правильно.
- Ладно. Следующего подозреваемого с куриной головой я приведу сюда и принесу в жертву.
Малькольм устроил из варки кофе целую церемонию. Минерва просто взяла бы смолотый и залила кипятком, но нет! некоторые педанты аккуратно достают кофемолку, засыпают кофе туда, начинают молоть... и к моменту, когда кофе готов, все уже засыпают, не дождавшись.
Чтобы отвлечься, она поднялась и пошла рассматривать комнату. Ноги гудели, но сегодня усталость не была приятной. И картины нападения, которые не было времени перебирать в памяти эти пару дней, немедленно начали возвращаться при упоминании раненых. Да, она знала, что их было много. И еще больше было шокированных растерявшихся людей, которые еще долго не будут чувствовать себя спокойно на любых публичных мероприятиях.
- Знаю, - сказала она. - Какие у них перспективы?
Вода закипела, запахло кофе. Минерва не позволила себе поверить, что он вот-вот будет готов. Малькольма нельзя было торопить за этим занятием. Она хотела рассказать ему, как сегодня в число подозреваемых попала Дорея Поттер, но не могла об этом говорить, пока (и если) информация не будет обнародована. Об этом деле вообще не стоило говорить вне аврората.
- Да. Но так лучше, чем если бы они подверглись магическому воздействию, но отрицали это. Надеюсь, таких не появится.
За всем происходящим на митинге было не уследить. Кто-то мог в шоке уйти домой, не пытаясь обратиться за помощью. Хотя, наверное, за два дня эффекты уже проявились как-нибудь, а паника уже должна была пройти, и до целителей человек все-таки дойдет.
Минерва сделала первый глоток кофе, обожглась, но упрямо сделала еще один, поменьше.
- С какой стати это должно быть плохо для тебя?
Где-то там был еще комплимент, она его не упустила. Но вот беда, ее так и не научили отвечать на комплименты, поэтому она сделала вид, что это само собой разумеющиеся слова. Хотя над ними стоило подумать. Запугать или подкупить ее никто никогда не пытался, и о предостережениях Уркхарта она так и не вспоминала с тех пор, как их услышала. Возможно, зря, если о такой перспективе говорит даже Малькольм, пусть он и шутит. Пока что он шутит. Может, ей сейчас надо выпить побольше кофе и, не отвлекаясь на сон, задуматься о защите родительского дома, и не только родительского.
Она посмотрела на брата поверх кружки.
- Твоя квартира как-нибудь защищена?

+1

5

Глоток – вопрос, глоток – ответ. Кофе, как третий, невидимый собеседник, взявший на себя самое важное в разговоре. Паузы.
- Ставлю заклинание от воров, когда ухожу и дома. Хотя, Бегемот лучше любого заклинания. Чужих он воспринимает как свою законную добычу. Съесть – не съест, но надкусает.
Малькольм улыбнулся сестре. Не без нежности.
- Я, в отличие от вас, аврор Макгонагалл, всего лишь целитель. Никаких страшных тайн я не храню.
Между бровей Малькольма залегла едва заметная морщинка, выдававшая напряженное размышление. Даже кофе, на приготовление которого он потратил столько сил, словно бы потерял часть своего вкуса.
Сегодняшний митинг и его жертвы…
Если раньше ему казалось, что Ноби, Аллан и прочие слегка… гм… перегибают палку, хотя цели у них, безусловно, достойны всяческого уважения. То теперь он и сам бы не прочь бы выйти на улицу и потребовать ответа от тех, кто устроил нападение на митингующих.
- Ты же знаешь, как бывает в таких случаях. Большую часть пострадавших выпишут через пару-тройку дней. Хуже всего пришлось одному участнику, его превратили…
Целитель поморщился, вспоминая неприглядную картину. Полуживотное.
- В общем, вряд ли он станет прежним. Знаешь, я  же был там и все это видел. Нас атаковали внезапно и с хладнокровной жестокостью. Думаю, расчет был на то, что толпа, в ужасе, передавит сама себя, и можно сказать, расчёт этот почти оправдался. У меня было чувство, будто я нахожусь в центре лавины. Сопротивляться ей невозможно, можно только двигаться вместе с ней, и видеть, как заклятия настигают то одного, то другого, справа и слева. Я не трус, Минерва, но это было страшно.
Бегемот затих на коленях, насторожено шевеля ушами. Что-то ему не нравилось. То ли запах кофе, то ли настроение хозяина. Так что он предпочел спрыгнуть, задев кончиком хвоста ноги аврора Макогнагалл – великая милость для тех, кто хоть что-то понимал в повадках этого черного чудовища.
- Так вот, к чему я веду. Если ты захочешь меня расспросить… ну, официально. То я готов.

Отредактировано Malcolm McGonagall (2017-06-05 19:15:17)

+1

6

Считать кошек настолько надежной защитой от любых напастей было очень мило. Даже если это была просто отговорка вперемешку с попыткой слегка польстить. Минерва слабо улыбнулась поверх своего кофе. Она держала чашку обеими руками, и это мешало ей схватиться за голову при мысли о том, что Бегемот может оказаться единственной защитой Малькольма при встрече с людьми вроде тех, что действовали вчера на площади.
- Если бы только Бегемот воспринимал чужих как свою законную добычу.
Она не собиралась настаивать на том, чтобы Малькольм воспринял ситуацию серьезно. Или чтобы Роберт воспринял ситуацию серьезно. или чтобы родители восприняли. Это ведь свободная страна, и каждый может думать, что хочет. Просто пусть не мешают ей принять некоторые меры, которые их никак не обеспокоят.
Минерва поставила чашку и стала серьезной.
- Я пока не могу тебе сказать, но дело будет очень громким. Если на меня смогут надавить через вас, они это сделают. Так что я собираюсь хотя бы осложнить им задачу. Надо защитить твою квартиру чем-то помимо Бегемота. Только не спорь.
Она чувствовала себя виноватой в том, что, может быть, ставит под угрозу безопасность своей семьи, но тщательно скрывала это чувство. Если мальчики тоже захотят надавить на нее, чтобы она не лезла на рожон и подумала о родителях. Если родители скажут, чтоб она не лезла на рожон и подумала о мальчиках. Все они не выбирали быть семьей аврора. Но если думать об этом, то как вообще работать, да и от кого ждать, что он будет делать эту работу? И если аврорат не захочет работать, как быть с теми, кого этот аврорат должен защищать, чтоб они попадали в больницу по минимуму.
- С превращенным все настолько плохо? - спросила она. - Это последствия заклинания или потрясение?
Допустим, никто не будет прежним после того, как превратился в животное и напал на человека. И после митинга никто уже не будет прежним. Вопрос в том, речь о медицинских последствиях или о переосмыслении происходящего. Малькольм тоже вряд ли будет прежним. Минерва покачала головой, надеясь хоть немного его успокоить.
- Нет, это не хладнокровное нападение. Снаружи это было больше похоже на импровизацию. Если бы был расчет, было бы гораздо больше жертв и пострадавших. Я боялась худших последствий. Они действовали хаотично и несогласованно, в толпе пострадал кое-кто из нападавших... я надеюсь, ты прочитаешь в новостях. Рано или поздно мы возьмем их всех. Ты ведь сам не пострадал, да?
По крайней мере, с виду нет. И если бы он двигался как-то скованно, пока варил кофе, она бы заметила. Или все-таки не заметила бы? Но он же не стал бы скрывать? Минерва еще раз окинула брата очень внимательным взглядом, но так и не нашла ничего подозрительного.
- Я не могу тебя официально допрашивать, я же твоя сестра. Тебя, наверное, допросит Уркхарт, но он пока отдувается за это дело перед руководством. Но если ты заметил что-то, что поможет с опознанием нападавших, то расскажи. Пока неофициально.

+1

7

Спорить со старшей сестрой было делом заведомо проигрышным. Нет, можно было настроиться на длительную, обстоятельную дискуссию. Очень эмоциональную дискуссию. Но… Вот именно «но». Но не в этом конкретном случае.
- Делай, что считаешь нужным, Минерва, - кивнул Малькольм. Кофе, кажется, немного обрел вкус. Так, глядишь, и жизнь наладится, хоть и не сразу. И ласково улыбнулся коту. – Бегемот, не обижайся на нас, ты по-прежнему здесь главный.
Шутил он сейчас или нет – молодой Макгоногалл и сам бы не мог сказать. Но, в общем, в том, чтобы вслух разговаривать с этим черным зверюгой и разговаривать уважительно, он ничего дурного не видел.
Если следовать личной философии Малькольма, которую он, впрочем, не спешил развивать при посторонних, то все живое заслуживало уважения.
- Я не пострадал, хотя, это был вопрос везения. Ну, значит, мне повело.
Малькольм  Макгоногалл отставил пустую чашку на стол. Одной чашки явно было мало, но варить еще с тем же старанием и тщательностью - долго и сил нет.
- Многим повезло гораздо меньше. Хотя, как я заметил, не все пострадавшие обратились потом в больницу, далеко не все. Но сама понимаешь, это дело добровольное. Еще я видел в толпе Дорею Поттер. Но быстро потерял ее из виду. Вот, пожалуй, все, Минерва. Не густо, понимаю. Но я постарался сделать все, что мог, чтобы немного помочь пострадавшим.
Но тут такая беда – сколько бы ты ни сделал, все равно будет казаться, что сделано слишком мало…
- Надеюсь, ты права, надеюсь, их всех возьмут, - задумчиво продолжил он. – Тот, превращенный действительно вряд ли когда-то поправится, заклинание было мощным.
От вопросов, вроде: «как же так, Минерва» и восклицаний: «Зло должно быть наказано, Минерва» Малькольм воздержался. Должно. Но вот понятия добра и зла в мире волшебников очень, очень расплывчатые. Как лекарство, которое в малых дозах помогает, в больших убивает. И все, что они могли – это слушаться того внутреннего голоса, что называется совестью. Иначе, можно окончательно потеряться в чужих голосах.

Отредактировано Malcolm McGonagall (2017-06-08 11:10:24)

+1

8

Малькольм не стал спорить. Минерва украдкой посмотрела на потолок и возблагодарила здравый смысл за то, что помог так быстро с этим разобраться. Теперь оставался Роберт и родители. Вернее, оставались Роберт и отец, потому что в этом вопросе убедить священника, полагающегося на своего бога больше, чем на всех волшебников мира, было нетривиальной задачей.
Минерва сделала очень непринужденное лицо.
- Да, Бегемот всегда будет главным. А ты поможешь уговорить папу?
Манера Малькольма общаться с котом казалась ей полудетской и постоянно напоминала о тех временах, когда не было проблем страшнее несделанных уроков или десяти пропущенных мячей в матче со Слизерином. Трудно было поверить, что братья выросли вместе с ней, а не остались теми же мальчишками, за которыми постоянно нужен глаз да глаз. Собственно, Минерва и не поверила до конца.
- Это больше не должно быть вопросом везения, - сказала она после недолгого раздумья. - Ты ведь знаешь хотя бы простые щитовые чары?
Как ни странно, она не помнила, потому что до сих пор проверять, способны ли мальчики себя защитить, не приходилось. Вернее, она считала, что способны, но это скорее относилось к их характерам, чем к практическим навыкам. Практические навыки в любом случае стоило усовершенствовать.
Чтоб в следующий раз, если Малькольму встретится в толпе Дорея Поттер, это не создало ему проблем.
- Ты очень помог. Если бы пострадавшим не оказывали помощь прямо на месте, и последствий было бы больше, и паники. Так ты запомнил людей, которые пострадали, а потом не обратились в больницу? Можешь их описать?
Может, это были совершенно случайные люди, а может быть, организаторы беспорядка, которые, как и миссис Поттер, импровизировали неудачно и напоролись на то, за что и боролись. На их месте Минерва тоже не стала бы обращаться в больницу, особенно если под рукой нет запасной и совершенно чистой палочки, чтобы предъявить аврорату.
Новости о том человеке, которого решили превратить в зверя, расстраивали. Не только из-за того, что его показания могли бы помочь следствию - могли бы и не помочь. Просто сделать человека полуживотным до конца жизни было одним из самых жестоких вариантов расправы, какой она могла вообразить. Одним из самых циничных намеков, учитывая направленность митинга.
- Давай поспорим на то, что поправится. Я верю в медицину.

+1

9

- Уговорить папу?
В голосе Малькольма был весь спектр сомнений, от недоумения до иронии. Их достопочтенный отец, которого молодой Макгоногалл искренне любил и уважал, верил в силу молитвы, в святую воду и в истинную веру. Весьма достойная позиция. Вот только молодой целитель не припоминал, чтобы молитва защитила хоть кого-то… а жаль.
- Минерва, я попробую уговорить папу, но ты же знаешь его. Иногда… - Малькольм замялся, разрываясь между правдой и любовью к отцу.  – Иногда  лучше просто взять и сделать.
Бегемот, имеющий на все свое мнение, запрыгнул на шкаф и взирал сверху вниз на брата и сестру. Не то, чтобы с осуждением, скорее, задумчиво. И тут кот был прав – задуматься было над чем.
- За меня не волнуйся, аврор Макгоногалл. Я буду защищать свой дом и себя. Никогда не считал необходимость – трусостью. Но за Роберта ничего не могу сказать. У нашего младшего братца на все свой взгляд, и не могу сказать, что я его осуждаю.
У священника и ведьмы получился весьма своенравный выводок. Впрочем, могло ли быть иначе? Но они были семьей. Нет, не так – Семьей. И если хоть одна стена дома рухнет, бесполезно защищать все прочие.
Но Минерва это знала и без него.
- Если надо будет описать пострадавших, я смогу, но… Но Минерва, ты же понимаешь, я запоминаю раны, в первую очередь, потом все остальное.
Немного смущенный, Малькольм встал, подошел к плите. Подумал, поставил чайник, и, ненавидя сам себя, извлек из шкафа банку растворимого кофе.
- Будешь? Это не так уж плохо… хотя, до настоящего кофе далеко.
За окном послышался чей-то смех, потом шепот. Весна действовала не только на котов, хотя, почему именно эти животные считались образцом распутства, Малькольм не понимал. Бегемот, например, хранил верность одной-единственной соседской кошке уже три года.
А подвергшийся заклятью… дай бог, чтобы Минерва была права. Хотел бы он так же верить в медицину. Но вера и практика редко уживаются вместе.

+1

10

- Да, - решительно сказала Минерва. - Уговорить папу. Будет достаточно мороки с тем, чтобы ничего не увидели соседи, еще и от папы прятаться я не смогу. А если с ним не обсудить, будет скандал. Не хочу портить отношения.
Надолго испортить отношения все равно не получилось бы. Ну предположим, пару недель они не разговаривали бы и огрызались бы друг на друга, а потом так или иначе пришлось бы помириться. Но две недели - тоже немаленький срок, за две недели может произойти предостаточно... малоприятных вещей. А уговоры так или иначе придется начинать сначала.
Она вздохнула и потерла нос.
- Может быть, я к ним перееду и буду присматривать.
Переезжать, конечно, не хотелось, потому что она уже привыкла к самостоятельности и отсутствию вопросов, куда это дочь почтенного священника собралась на ночь глядя, и к тому, что лондонским соседям совершенно неинтересно, чем она занимается и не зайдет ли к ним на чай, а вот деревенским... Но сейчас это казалось Минерве необходимой мерой.
А пока она предавалась этим размышлениям, кое-кто уходил от ответа на вполне конкретный вопрос.
- Конечно, будешь, - Минерва строго посмотрела на Малькольма. - Сразу после того, как вызовешь аврорат, ты хотел сказать. А теперь признавайся, знаешь ли ты хотя бы простые щитовые чары.
Кажется, это проходили в школе и этим увлекались в Дуэльном клубе. Но где Дуэльный клуб и где повседневная жизнь целителя? Довольно далеко друг от друга. Не исключено, что ему следовало бы потренироваться. Тут уже возникал вопрос, когда, но главное - не оставить ни себе, ни Малькольму выбора относительно этого простого и понятного пункта. А потом себе и Роберту.
Кажется, даже относительно расследования у нее не было еще настолько конкретного плана, как относительно предосторожностей, связанных с расследованием. Минерва не была уверена, что это хорошо.
- Значит, опиши раны. Может быть, по шрамам мы сможем потом кого-нибудь опознать. Я имею в виду, кого-нибудь, у кого были причины не обращаться в больницу.
Она не рассчитывала вот так сразу запомнить все, что скажет Малькольм, да и не хотела пока забивать голову лишними деталями, но получить основную информацию было полезно. Сколько человек не обратилось в больницу, скольким из них не повезло получить узнаваемые увечья... что они говорили целителям, потому что порой люди даже в таких ситуациях успевают сказать что-то важное.
Минерва посмотрела на растворимый кофе и решительно кивнула.
- Буду. Сегодня я буду все. у тебя не найдется бутерброда?

+1

11

- Ради всех святых, Минерва, - поморщился Малькольм. – Я все же был не худшим учеником на факультете.
«Вижу цель, иду к цели» - было, можно сказать, их семейным девизом, но старшая сестра и тут сумела отличится особым… особой целеустремленностью. Малькольм подумал «упрямством», но одного взгляда на решительное лицо аврора Макгоногал хватило, чтобы сменить формулировку. На всякий случай.
- Конечно, с тех пор, как я закончил Грифиндор, Щитовые чары я не применял, хотя нет, было один раз, но это была вечеринка и все мы были ужасно пьяны. Так что не считается. Но думаю, справлюсь.

На секунду Малькольм замер у разделочного столика, размышляя, что важнее – бутерброды или просьба Минервы описать раны. Подумал и решил, что первое.  О старшей сестре тоже следовало позаботиться… 
- Если переедешь к отцу – он опять задастся целью выдать тебя замуж, - весело сообщил он, нарезая французский багет, намазывая его паштетом и украшая ломтиком огурца.
Хотел было добавить зеленый горошек и горчицу – но передумал. Хотя, непонятно, как какое-то блюдо можно испортить горошком и горчицей. Разбавляя кипятком порошок в чашке страдальчески поморщился. – Молодой леди из приличной семьи совершенно необходимо обзавестись своей семьей!
Поставив перед сестрой тарелку с бутербродами и дымящуюся кружку, Малькольм вернулся в свое кресло – старое, но такое уютное, что менять эту «рухлядь» как его презрительно именовали редкие гости на что-то «более приличное» он не собирался.

- Ешь. Я постараюсь начать с тех, что не испортят тебе аппетит. Прежде всего, пожалуй, слепота. К счастью – кратковременная, всего на час – полтора. Но представляешь шок  тех, кто вдруг перестал видеть, а в толпе крики и паника? Отсюда – переломы, вывихи. Ну, с этим справляются быстро.
Голос целителя стал сух и деловит, он уже забыл о своем обещании начать с тех, что не испортят аппетит Минерве. Это была его работа, его призвание. Его долг, если угодно, хотя, до чего же напыщенное слово – обязанность подходит куда лучше. – Были еще ожоги и обморожения  - и вот тут многие сочли, что справятся сами. В общей сложности...
Малькольм отхлебнул кофе, поморщился. Экое, право, извращение над благородным напитком.
- В общей сложности сейчас на свободе ходят от двух десятков до полусотни пострадавших.

Причем ходить и дальше Макгоногалл им бы не посоветовал. Раны, нанесенные магией, не всегда заживают быстро и именно так, как им, казалось бы, положено.

Отредактировано Malcolm McGonagall (2017-06-25 12:24:44)

+1

12

Минерва фыркнула. Как будто она позволила бы кому-то из своих братьев быть худшим учеником на факультете и позорить имя Макгонагаллов! Она всегда тщательно следила, чтобы оба входили только в число лучших.
На самом деле ей не было весело, потому что потрясающая наивность Малькольма могла растрогать, но не относилась к качествам, помогающим успешно отбиваться от нападающих.
- Хорошо, - похвалила она преувеличенно бодро. - Когда у тебя свободный вечер? Мы это проверим.
Вряд ли после стольких лет ее педагогической диктатуры брат мог обманываться относительно способов и последствий проверки, но Минерва оставляла ему возможность притвориться, что он не находит в этом ничего подозрительного. И дальше делать бутерброды. Даже бутерброды он делал как-то по особенному обстоятельно. Минерве никогда не удавалось уделять столько внимания банальному приготовлению еды, так что она радовалась, что сегодня кто-то уделят столько внимания приготовлению еды для нее, даже если ведет при этом какие-то несуразные разговоры.
Тема замужества перестала быть болезненной, зато стала настолько несовместимой с жизнью Минервы, что вызывала только недоумение. Замуж? Она уже упустила свой шанс и сомневалась, что впредь станет рассматривать хоть кого-то в качестве мужа.
- Я не леди, - сообщила она. - Я аврор. В мои служебные обязанности не входит создание семьи. Не волнуйся, даже папа однажды это поймет.
Если бы папа не понял, Минерва напомнила бы ему, что похоронила идею выйти замуж еще тогда, когда для этого ей требовалось бы скрыть от ни в чем не повинного маггла свое настоящее призвание - это ему ничего не напоминает? Вряд ли кто-то из родителей пожелал бы, чтобы дети оказались в ситуации, через которую они прошли.
Она деловито жевала, кивая в такт словам Малькольма. Перечисление травм пока что не могло испортить ей аппетит. Собственно, ничто не могло испортить аппетит больше, чем зрелище того, как на людях вспыхивает одежда. Но и эта картина сквозь усталость уже воспринималась не так остро. А простые переломы и вывихи - это ерунда, распространенная даже на школьных квиддичных матчах, порезы - хуже, если они глубокие, но тоже поправимо.
- А было что-то странное? Что-то не такое, как у всех? Подозрительное?
Сложно объяснить, что странного может быть в полученных на митинге ранениях. Но Минерва уже знала, что странное может найтись в чем угодно, и задача аврора это не проворонить.
Она усмехнулась гримасе, которую сделал Малькольм, и отпила растворимый кофе с не меньшим удовольствием, чем "настоящий".
- Если все же кто-то обратится в больницу, дай мне знать.

+1

13

- Все самое странное лежит в отделении помощи недугов от заклятий, Минерва, но, как ты знаешь, это не мое ведомство, так что пока ничего больше я тебе сказать не могу, но если узнаю – то сразу, обещаю.
Малькольм задумчиво наблюдал за тем, как тают бутерброды, и его так и подмывало спросить, когда сестра в последний раз нормально ела. И спала. Но что-то подсказывало, что вряд ли аврор Макгонагалл, которая по собственному заверению «не леди»  сможет точно ответить на этот простой вопрос. С другой стороны, если она и правда переедет на время к отцу,  там о ней позаботятся.  В некоторых домах, знаете ли, пропустить обед – непростительное преступление.
- Послезавтра у меня выходной, - не слишком охотно сообщил он, но по опыту зная, что Минерва не отстанет. Если Минерва решила, что необходимо провести инспекцию способностей младшего брата, значит, проще смириться и пожертвовать редким выходным.
Ну и надеяться, что случится внезапный и срочный вызов из больницы.
Бегемот сидел в своем углу, уставившись с многозначительным видом в пространство – Грим его знает, что он там увидел, привидений в квартире целителя не водилось.

Малькольм задумчиво крутил в руках кружку с остывающим кофе. Наверное, теперь все изменится. Не может не измениться, после нападения на митингующих. Раненых вылечат, виновных накажут (ну кого-нибудь-то точно накажут). А активисты движения за равные права магглорожденных и чистокровных будут бороться за свои цели, удвоив усилия. И, возможно, снова случится нечто подобное. Замкнутый круг, война, вот что это такое.

+1

14

- Я имела в виду, не запомнил ли ты людей с необычными травмами, которые не явились в больницу, - пояснила Минерва.
Но вероятно, об этом значении вопроса Малькольм успел догадаться и сам, и если не ответил на него сразу - вспоминать было нечего. А о том, что же такое интересное лежит в больнице, она могла в больнице же и узнать совершенно официально.
Минерва дожевала бутерброд и потянулась за следующим. Даже если Малькольм и был бы удивлен такими аппетитами, традиции шотландского гостеприимства обязывали его терпеть, а ей по крайней мере не придется выбирать между готовкой ужина и лишним часом сна.
Кот смотрел на нее укоризненно. Минерва взглядом попросила его учесть все обстоятельства. Кот отвернулся.
- В таком случае у меня к тебе поручение государственной важности, - она взглянула на брата поверх бутерброда. - Присматривай за Нобби и Августой и сообщай мне обо всем, что покажется тебе интересным. А я зайду послезавтра, и может быть, даже с Робертом. Это будет вечером.
...потому что у нее послезавтра не будет выходного и, надо думать, еще долго не будет. Начальство уже сделало уклонение от выходных разновидностью профессионального спорта, а теперь еще и громкое дело сверху. Но Минерва хорошо знала, на что шла.
На блюде оставался еще бутерброд, и он ей нравился, но было подозрение, что этот уже не влезет. Минерва откинулась на спинку своего кресла и начала мелкими глотками допивать кофе. Сейчас она была довольна жизнью, насколько это возможно в условиях, когда все идет наперекосяк. Но даже в такие минуты тарелка бутербродов и горячее питье чего-то стоят. Она подмигнула Малькольму, который приуныл.
- Не волнуйся, мы их посадим. Но все равно за Робертом тоже присматривай. Договорились?
Если замкнуть мальчиков друг на друга, может быть, у них не останется времени встревать в то, во что встревать не следует. Неспортивно, но Минерва собиралась попробовать.

+1


Вы здесь » Sede Vacante » Сыгранные эпизоды » The sum of our ambition


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC