Sede Vacante

Объявление

ОЧЕРЕДНОСТЬ:
А сколько у нас шпаг? - Antonin Dolohov
Нам нужен мир - Walburga Black

НОВОСТИ:
11.12.2016 - Время в игре переведено на сентябрь. Просим ознакомиться с событиями.
23.11.2016 - Объявлен рождественский флэшмоб! Администрации нужен повод раздать подарки, не подведите ))
25.10.2016 - Время идет, события не стоят на месте. Ознакомиться с тем, что происходит в игре, можно в теме Сюжет.
16.10.2016 - форуму исполнился год! Основное буйство жизни по этому поводу состоится в темах Подарочек ко Дню рождения и Пять вечером с амс. Присоединяйтесь! ))
6.09.2016 - поставлен новый дизайн, без повода ))
2.07.2016 - запущен новый массовый эпизод Ad valorem, к которому, о счастье, можно присоединяться на ходу ))
10.05.2016 - Плановая замена в составе амс ))
20.04.2016 - Перевод времени состоялся, началась запись в новые массовые квесты, сменился министр. Следите за новостями ))
10.04.2016 - Завершился квест Подрыв устоев, анонсирован перевод времени. Не упустите свой шанс повлиять на сюжет ))
27.03.2016 - В матчасти образовались дополнения, и мы надеемся, они не оставят вас равнодушными ))
4.03.2016 - Поздравляем с завершением первого массового квеста Требуют наши сердца и просим ознакомиться с его итогами ))
21.12.2015 - Все эпизоды включены в Хронологию, с которой теперь можно сверяться, выстраивая линию своего персонажа )
11.12.2015 - Запущен квест Требуют наши сердца, самое время предаться политике и интригам ))
16.11.2015 - Стартовал первый сюжетный квест.
23.10.2015 - Открыта запись в первые массовые квесты.
16.10.2015 - Sede Vacante официально открывает свои двери для всех желающих. Мы рады видеть тех, кто не боится заглянуть в прошлое и начать свой путь оттуда, самостоятельно выбирая, какой станет история дальше.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
АДМИНИСТРАЦИЯ:
MinervaWalburgaDruellaNobby

СЮЖЕТ:
Сентябрь 1947 года. Великобритания. В связи с протестами магглорожденных в стране введено чрезвычайное положение. Однако в Министерстве уверены, что это не может помешать ни демократическим выборам нового министра, ни финалу чемпионата по квиддичу. Или все же может?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sede Vacante » Настоящее » A friend in need


A friend in need

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1. Участники: Nobby Leach, Minerva McGonagall.

2. Дата и место действия: 3.10.1947, в гостях у Нобби.

3. Описание: друзья должны быть откровенными друг с другом, даже если с некоторым запозданием.

0

2

У рейвенкло были никому не понятные мудрствования, у гриффиндорцев - вечно меняющиеся пароли, слизеринские двери, похоже, вообще являлись только слизеринцам, а вот чтобы попасть в гостиную хаффлпафа, надо было просто постучать по нужной бочке. Причем, если ты постучал не по той, у тебя всегда был второй шанс. И третий. И сколько надо. Когда тем, кто уже сидел в гостиной, надоедало слушать стук не туда, они открывали дверь сами. Поэтому, или не поэтому, но точно это было как-то взаимосвязано, навык принимать гостей был у хаффлпафцев в крови.
Впрочем, на этот раз гостеприимство тем более не могло быть проблемой, потому что гостя Нобби хорошо знал, значит мог уверенно купить подходящее печенье и заварить нужный чай. Ну и все, дальше дело должно было пойти само собой. Конечно, с тех пор, как он в последний раз нормально, не на бегу, общался с Минервой прошло очень много времени и случилось очень много всего. Но это же не могло помешать чаю, раз даже работе не мешало. К тому же, зная Минерву, слишком долго приносить соболезнования и смотреть на нее сочувствующим взглядом было попросту опасно. Поэтому - чай и печенье.
Этого и в самом деле оказалось достаточно для начала. Не то чтобы беседа сразу переросла во что-то напоминающее школьные посиделки, нет конечно. Все они менялись, как ни ужасно признавать, становились серьезнее, и времена менялись вместе с ними, подбрасывая совсем другие темы для разговоров. От политики в этом году, похоже, было никуда не деться, даже за чаем. Политику и обсуждали для затравки. Немного Вильгельмину, немного Кэмпбелла, точнее, Уота Тайлера, который мог с тем же успехом быть Кэмпбеллом, как и кем-то другим. Аврорату тоже досталось немного внимания, куда же без аврората. Но в целом все было мирно и спокойно, потому что Нобби буквально за пять минут до того, как Макгонагалл возникла на пороге, клятвенно пообещал себе не комментировать то, что не в его компетенции, и пока что успешно придерживался этой блестящей стратегии. И все же кое-какой аврорский вопрос интересовал его слишком сильно, чтобы смолчать, потому что в зону своей ответственности Лич включал не только доверенные ему международные отношения, но и тех людей, которые поверили ему в мае и продолжали верить. А он знал, на что эти люди способны, и догадывался, чем их способности могут обернуться, если вовремя не принять сдерживающие меры. А для мер сначала надо понять, что происходит.
- Думаешь, у Лестрейнджа много шансов отвертеться от всего того, что ему предъявляют? - в конце концов, не Минерва вела это дело, значит, говорить о нем могла спокойно. - Родственники у него, конечно, не те, что у Поттер, но и доказательства против него не очень, верно? Как его освободили? Он согласился на сотрудничество?

+1

3

Пожалуй, выбраться в гости к Нобби и вести старые добрые дружеские разговоры сейчас было легче, чем повторить этот трюк с кем-то еще, даже с Августой. Не то чтобы Минерва всерьез ожидала на свои рассказы какой-то острой реакции не в свою пользу, но она не могла исключить этот вариант. Не могла не думать об этом. Не могла не думать о том, как должна будет отреагировать. Не могла избавиться от мысли, что Августу, например, ей же и придется успокаивать. И не могла пока представить, как ответит на закономерный вопрос, почему не рассказала сразу.
Поэтому она решила начать с Нобби, потому что с ним все было проще. Если все пройдет хорошо, значит, он сделает ей отличный подарок на день рождения. Если все пройдет плохо, значит, она будет готова к последующим сюрпризам.
Иногда ей казалось, что она слишком много думает.
Сегодня все было хорошо. Нобби отлично заваривал чай и правильно выбирал печенье. Минерва с ногами забралась в кресло - кресла Лич тоже выбирал отлично - и пила свой чай, рассуждая о политике и о том, чего ждать от дня завтрашнего, от радикалов с их пока что вялотекущими волнениями, от Тафт, которую наверняка нервировала эта ситуация. От Уота Тайлера. От Кэмпбелла, о котором они больше ничего не слышали, потому что ему хватало благоразумия не просить у бывших дорогих друзей помощи сейчас, когда они уже ничем не могли помочь.
Она собиралась расспросить Нобби о планах насчет новых поправок в законодательство, но не успела, потому что он спросил о ее работе первым. Минерва покрепче сжала свою чашку.
- Не знаю. Его освободили, потому что вмешался Блэк. Он не соглашался на сотрудничество. Он сказал, что это я пытаюсь его подставить и он не знает, что произошло. А разрешения на допрос с веритасерумом пока нет... И я не знаю, будет ли. Против него нет доказательств, кроме моих слов. А я уже посадила Дорею Поттер, вряд ли мне дадут посадить Лестрейнджа.
Эта бессмысленная теория, будто она пытается развязать войну против аристократии - в нее ведь могли поверить, припомнить дружбу с Кэмпбеллом. В распоряжении Лестрейнджей "Пророк", отчего бы им не развязать войну со своей стороны, и такую войну, что ее вынудят уволиться. Даже в деле Поттер, где доказательств было гораздо больше и позиция обвинения была гораздо надежнее, она сомневалась и не знала, удастся ли добиться справедливого приговора. Еще больше поводов сомневаться было теперь.
- Кстати, о Лестрейндже, - она собралась с духом. - Мне надо тебе кое-что рассказать.
Фин, конечно, был не в восторге от идеи раскрывать такие вещи не в кругу семьи. Но в конце концов, это был секрет Минервы и друзья Минервы, и она считала, что когда начинаешь умалчивать о важных новостях, дружбе конец. А ей была важна дружба с Личем, даже если кое-кто в силу своих убеждений когда-то считал возможным недоговаривать аврорату относительно своих прогрессивных планов.
Она не стала слишком много думать на этот раз, вцепилась в чашку еще крепче и неожиданным для самой себя деловитым тоном сообщила:
- Тридцать первого августа, в полнолуние, Лестрейндж привел оборотня и сделал так, чтобы он меня укусил.

+1

4

Опять вмешался Блэк. Это становилось бы смешным, если не было бы настолько отвратительным. Лестрейнджу не так повезло с родственниками, как Дорее Поттер, но Блэк все равно вмешался, ему все равно было дело, и ему было наплевать на тот правопорядок, который он обязан был охранять, будучи главой соответствующего департамента. Как долго можно было закрывать на это глаза? Как долго можно было спокойно смотреть на то, как попираются законы ради того, чтобы не попирались другие законы? Неужели некому было заметить, что в Министерстве что-то пошло не так? Нобби хорошо представлял себе, как будет выглядеть, если именно он укажет министру на то, что творится в ДОМП. Не надо было быть гением, чтобы заметить, что их с Блэком взаимоотношения... несколько напряженные. И все же, Вильгельмина должна была открыть наконец глаза на злоупотребления, а способов помочь ей в этом Нобби видел немного: разговор, народные недовольства или подставить Блэка так, чтобы все стало не просто очевидно, а слишком очевидно, но последнее казалось Личу вариантом совершенно недостойным и нечестным, поэтому его он отбросил даже не обдумывая, а из первых двух для начала предпочел наименее радикальный.
- Что нужно, чтобы получить разрешение на такой допрос? Разве недостаточно согласия главы аврората? Или он тоже тебе не верит? Я могу обратить внимание Вильгельмины на это дело и объяснить возможные последствия, но я не знаю, поможет ли ее помощь, если Блэк упрется, кажется, давать разрешение на допросы совсем не в ее полномочиях.
Сможет ли Тафт поставить главу департамента на место, посчитает ли нужным? Лич верил в нее, в ее справедливость и прочие прекрасные качества, но никак не мог отрицать, что Министр была прежде всего политиком. Она с трудом добилась этой должности и все еще держалась на ней не слишком уверено. Если Блэк поднимет против нее аристократию, то, может быть, она не удержится, или, даже если справится, это может очень дорого стоить стране. И все же нельзя было не предпринимать совсем ничего. Если позволить чистокровным вытаскивать друг друга из-под серьезных обвинений только благодаря своему служебному положению, известно что будет. А Блэк с Лестрейнджем на пару сейчас создавали прецедент.
Вопрос был более чем серьезный, его надо было бы как следует обдумать, но из мыслей на тему Нобби опять вывела Минерва очень странным вступлением. Может быть, в жизни Нобби просто везло с поводами, но после такого он готов был услышатьчто-то вроде "мы решили пожениться". Хотя нет, совершенно не готов, и это обстоятельство заставило его несколько секунд просто молча смотреть на Минерву, не сумев даже чая отпить,надеясь, что продолжение будет каким-нибудь другим. Оно и оказалось другим. Хотя лучше было бы тем. Нет, не лучше. Нобби понял, что окончательно запутался, и что выбирать из двух зол - это совсем не его конек.
- Но ты же... Ты же в порядке? - выдавил наконец он из себя, и даже не договорив понял, как глупо это звучало. - Что говорят в Мунго? И что, даже после этого считается, что у тебя нет никаких доказательств?
Лич пододвинул к себе чайник и машинально, не глядя, что делает, начал доливать себе чай. Но чашка была почти полной, и скоро чай перелился через край, хотя Нобби едва ли это заметил. Еще одна догадка, которая должна была прийти раньше, вдруг поразила его.
- Ты не сказала медикам...

+1

5

Минерва и забыла, что говорить Нобби про злоупотребления Блэка - это подливать масла в огонь. Отношения у них не сложились с самого начала, и это не удивляло. Значение имело только то, насколько демонстративно они не сложились, потому что публичный отказ одного пожать руку другому в министерских кругах был равнозначен объявлению войны. Нобби, собственно, ничего не оставалось, кроме как ее теперь вести. Ну, значит, она даст ему новые сведения, а он сможет их использовать, как посчитает нужным.
- Он мне верит, но согласия главы аврората недостаточно. Блэк может наложить вето, и формально он прав, потому что у нас нет никаких доказательств, кроме моих слов, понимаешь? Достаточно ли оснований для допроса, всегда решается с учетом обстоятельств. Мы не нашли никакой другой связи Лестрейнджа с этим местом, ни одного связанного с ним предмета в этом доме. Вообще ничего. Блэк может отказать. А Тафт вряд ли выразит ему недоверие сразу же, как переназначила. Я не знаю, что тут можно сделать.
Для себя она пыталась найти утешение в том, что хотя бы не пострадали ее родители и братья, потому что будь у аврората возможности противодействовать активнее, противодействие могло зайти слишком далеко. Но утешение было плохое. Например, уже пострадала Арабелла, и с этим тоже ничего нельзя было сделать, нельзя было вытащить из Лестрейнджа информацию о втором участнике. Можно было только сидеть сложа руки и смиряться, а она это ненавидела.
- Я не думаю, что тебе надо вмешиваться, на самом деле, - сказала Минерва, скрепя сердце. - Это и не в твоих полномочиях, и не надо тебе начинать с просьб за школьных друзей. Это будет выглядеть... не очень. Лучше пусть у тебя будет больше шансов протолкнуть с содействием Тафт какой-то стоящий закон. У тебя ведь есть стоящий закон в запасе?
Если не сдаваться, то может быть, и в этом деле найдется новая зацепка. Лестрейндж как-то выдаст себя. Удастся подтвердить подлинность его писем... графологическую экспертизу волшебники вряд ли признают, но все же. Вдруг. Ведь они так или иначе не сдаются. Ведь удалось установить, что Лестрейндж причастен к делу Арабеллы, которое казалось совсем безнадежным.
Минерва смотрела, как Лич льет чай в уже полную чашку и тот переливается через край. Что неплохо иллюстрировало степень адекватности всех новостей, связанных с этим делом.
- Я в порядке, - сказала она. - Укус зажил. Но я не сказала медикам. Я не буду регистрироваться.
Довольно смелое заявление от представителя аврората главе департамента, регулирующего законодательство. Она так и не поняла, переварил ли Нобби первую часть новости и как, но вторая часть тоже уже была на подходе.
- По закону оборотень - это такой большой опасный волк, укус которого превращает в оборотней и других людей. Но я могу проводить полнолуния в виде кошки. Я это проверила. И опасность моего укуса не доказана. Формально я не оборотень. Вот так.

+1

6

Что такое "нет доказательств", Нобби понимал. пришлось выучить, слишком часто в последнее время возникала эта странная ситуация. В деле Дореи Поттер тоже почти не было доказательств, хотя ее схватили на площади за руку с палочкой, на которой было запрещенное заклинание. В ее деле настолько не было доказательств, что ее отпустили под залог, и если бы не попытка побега, кто знает, допросили бы ее с веритасерумом или нет, да и что говорилось бы в суде. Вот что такое "нет доказательств", как уж тут не понять. И все же Макгонагалл говорила правильно. Слишком правильно, настолько правильно, что Нобби не мог не возмутиться.
- Я все равно должен донести до нее это. Мы наелись кумовства и круговой поруки при всех ее предшественниках. Время что-то менять. Даже если Министр не изменит ничего, я должен быть уверен, что она знает и понимает проблему, а не просто ограничена в информации.
Где-то на задворках сознания промелькнула гадкая мысль о том, что эта уверенность нужна лишь для того, чтобы через несколько лет было что выдвинуть против Вильгельмины, с которой сейчас пока по пути. Нобби отогнал эту мысль с негодованием, но она не слишком-то далеко улетела и засела крепко под сводом черепа. Ну да, может быть, ставить Тафт в откровенно сложное положение этим докладом и не слишком честно, скорее всего, она и сама прекрасно знает, как Блэк ведет дела. Но не сообщить, пусть даже и совершенно бездоказательно, было нечестно тоже, только теперь уже по отношению не к одному человеку, а к целой нации. Лич напомнил себе, что несет ответственность за этих людей, которые верят ему, а значит... Ну наверно это значило, что так или иначе придется идти на сделку с совестью. Это не добавляло приятных моментов во встречу, которая вдруг сделала этот крутой поворот.
- Что толку в новых стоящих законах, если старые стоящие - не более  чем профанация? Мы можем сделать британское законодательство самым прогрессивным и демократичным в мире. А Блэк будет выпускать тех, кто плюет на эти законы с высокой колокольни.
Чай неожиданно оказался очень горячим. Нобби сжал зубы, чтобы не выругаться, и поскорее встал со своего кресла, чтобы достать для руки немного льда. Заодно это давало время подумать над тем, что сделала Минерва. Точнее, над тем, чего она не сделала и делать не собиралась.
На самом деле, Лич любил правила. Давно, еще со школы. может быть, даже всегда. Законы он тоже любил, но чуть меньше, а вот правила, те, которые отвечали его мировосприятию и всегда были под рукой в его голове - это да. Кое-каким из этих правил предстояло стать законами. Но кое-какие из них уже были законами, и значит, их надлежало соблюдать. Всем, разумеется.
Минерва соблюдала то, что ей было удобно. Может в ее собственной голове были какие-нибудь другие, ее собственные, правила. Это никак не оправдывало ее, тем не менее. Вернулся Нобби почти сразу, держа обожженную руку в кастрюле с холодной водой.
- Не знал, что закон дает определение оборотня как большого опасного волка, - по самой простой причине не знал: не было таких законов. Законы здесь вообще не слишком любили давать определения. Просто все со школы знали, что такое оборотень, а кто не знал, мог и в учебник заглянуть. Для манипуляций этими самыми законами - поле непаханное. Вот некоторые с удовоьствием этому занятию и предавались, Блэк, например. Выходит, не только он. - Знаешь, оборотни, которым не так повезло с анимагией,  тоже ведь могут запираться в полнолуния, пережидать. Тогда они тоже не опасны. Думаю, они так и делают, во всяком случае, те из них, кто добровольно приходит на регистрацию, прекрасно понимая последствия. Почему же им надо регистрироваться, а тебе нет?

+1

7

Кажется, Нобби верил, что Тафт прислушается к нему и попробует изменить ситуацию. Это было хорошо, ведь он не мог верить в то совсем безосновательно. Минерва не верила в то, что это поможет с делом Лестрейнджа или как-то повредит Блэку прямо сейчас, но если был шанс, что хоть что-то сдвинется с мертвой точки, она желала, чтобы Нобби удалось его использовать.
- Попробуй, - согласилась она. - Спасибо.
Равно как и сомневалась она, что Тафт ограничена в информации. Министром не могла стать женщина, плохо понимающая, как работает система вокруг нее. Очевидно, для достижения своих целей ей надо было мириться с какими-то недостатками этой системы по крайней мере в начале, ведь чтобы министерство продолжало работать, нельзя изменять сразу все. И что она поменяет первым, было пока неясно, ясно было только, что Блэк останется на своем месте до тех пор, пока он нужен.
Нобби был неправ в том, что толку в новых законах нет, пока кто-то нарушает старые. Минерва покачала головой.
- На Блэка рано или поздно найдется управа. А вот сделать наше законодательство самым прогрессивным и демократичным в мире давно пора. У тебя сейчас масса возможностей, на самом-то деле. У нас слишком много несправедливых законов, и даже если Блэк будет портить общую картину, перемены все равно нужны. Хотя бы те же самые отношения с магглами: нельзя помочь им в случае войны, нельзя создавать с магглом семьи, не обманывая или их, или Министерство...
Минерва обнаружила, что может говорить об этом спокойно. Наверное, и раньше могла, но уже очень давно не пробовала, а сейчас эта тема оказалась настолько далекой, что она произнесла и не заметила. Теперь было слегка обидно только за родителей. Она пожала плечами.
- Или эти позорные коэффициенты для подсчета голосов на выборах... Голоса всех избирателей должны быть равны, и магглорожденных, и сквибов, и чистокровных.
Если бы можно было ограничиться обсуждениями того, что хорошего Нобби может сделать на новом посту, вечер бы удался. Но как только разговор свернул на скользкую дорожку, выражение лица Лича неприятно изменилось. Минерва могла бы списать это на ожог от горячего чая, если бы он не смотрел точно так же, когда вернулся с кастрюлей. Тогда стало понятно, что все будет не так благополучно, как она надеялась.
- Теперь знаешь. Название ликантропии происходит от слова "волк". От слова "кошка" происходит "фелинология", но это не совсем то. Или, если хочешь, дай определение оборотня сам.
Совсем недавно сказанного было бы для нее достаточно, чтобы немедленно отставить чашку и выразить Нобби свое самое бурное разочарование. Не так уж сильно она отличалась от Августы, над реакциями которой то и дело подтрунивала. Но она собиралась научиться кое-чему новому: не делать далеко идущих выводов из нескольких слов, чтобы себе же не осложнять жизнь. Поэтому она продолжала пить чай и разговаривать достаточно спокойно, даже не касаясь того факта, что с анимагией ей не повезло. Анимагию она долго и с трудом изучала.
- Вообще-то я давно говорила, что у нас людоедские законы против оборотней, и даже спорила об этом с Люпином. Я не считаю, что регистрация должна нести для них такие же последствия, как сейчас несет. Если бы она не несла, я бы зарегистрировалась. Если бы у меня не было выбора, я бы зарегистрировалась. Но выбор у меня есть, и я не хочу терять работу и создавать проблемы близким, если этого можно избежать.
Минерва пожала плечами еще раз. Казалось бы, Нобби должен был неплохо знать о том, каково приходится оборотням, и что он сказал ей об этой перспективе? Не смей уклоняться? Здорово.

+1

8

Масса возможностей, на самом-то деле, была не такой массивной, как хотелось бы. По большому счету, Нобби теперь не принимал участия в законодательном процессе, разве что имел право вето и еще кое-что, но это кое-что не было достаточно убедительным, чтобы перевернуть мир прямо сейчас. Нет, он, честно говоря, и не рассчитывал. Переворот мира - штука ужасно некомфортная, на нее стоило бы полагаться только в том случае, если бы не удалось пойти нормальным и правильным мирным путем.
- Да, конечно, это все будет меняться, даже не сомневайся. Думаю, коэффициенты падут первыми, сама понимаешь, но и для всего остального придет время, просто не в первый месяц после выборов. То, что я говорил... и то, что говорила Вильгельмина, конечно же, - не просто пустые обещания. Сложность в том, что состав Отдела Законодательства не поменялся, то есть любому новому закону придется преодолевать все тот же барьер, но теперь, конечно, будет намного легче.
Он почти было начал вещать об этом с энтузиазмом, почти дал заговорить себя и увести от темы. Почти.
Вообще-то разве ему самому должно было быть дело до того, как соблюдаются принятые уже законы? Разве не у Блэка должна болеть голова на этот счет. Или вот например, не у него, а у аврората. Теоретически примерно так и было, а практически... Лучше даже не думать, чтобы не вспомнить, что рыба гниет с головы. И все же, в отличие от снулой рыбы, люди сами решают, гнить ли вместе с начальством. Значит и Минерва должна была решать, и решать правильно. Примерно этого Нобби от нее сейчас и ожидал, но дожидался вместо этого каких-то филологических нюансов, в которые даже вникать не хотелось. Нобби пожал плечами и спокойно заметил.
- Похоже на то. Но я говорил, что закон не дает определения, о словарях речи не было.
Все слова происходили от каких-то других слов. Это совсем не значило, что они должны теперь означать то же, что значили когда-то совсем в другое время. Если бы так и было, то с чего бы Минерве не обратиться в Мунго? Она же не ликантроп, она же кошкантроп, никто не заставит ее регистрироваться.
Нобби вернулся на диван, установив кастрюлю на коленях. Ему, конечно, было совсем не приятно говорить то, что он сейчас говорил, да и кого может обрадовать перспектива напоминать другу, что поступать правильно и поступать удобно - это совсем разные вещи. И да, увы, в отношении оборотней Макгонагалл была более чем права: жизнь в Британии для них была далеко не сахар. И все же, сам факт того, что не какой-нибудь очередной Нотт, а представитель организации, призванной защищать правопорядок, так беззастенчиво ставит себя выше закона, не только вызывал в нем внутренний протест, но и откровенно пугал. Хотя даже пугал слабо: сложно бояться того, во что не можешь до конца поверить. Нобби не мог поверить, что то, что Минерва говорит, говорит Минерва. Может, он что-то не понял. Может быть сейчас она скажет, что вообще совсем не то имела в виду, и как он мог такоу подумать.
- Этого всего быть не должно, конечно. Над этим всем тоже следует работать. Но то, что вся эта несправедливость существует, не дает право нарушать закон только потому что тебе с этим законом жить неудобно. Разве нормально, что у кого-то есть выбор, соблюдать закон или нет? Для кого-то он работает, а кто-то выше всего этого - разве не то же самое сейчас делает Блэк?

+1

9

Избавиться от коэффициентов было очень правильно. Минерва кивнула и слабо улыбнулась. Эта поправка, с виду не слишком значительная - не каждый же день происходят выборы - на самом деле была очень важной, почти символической, и не в значении "бессмысленной". Важно было, чтобы люди знали, что их мнение стоит не меньше, чем мнение какого-нибудь Розье. Чтобы Розье знали, что их мнение стоит не больше, чем мнение каждого магглорожденного и каждого сквиба, и так и должно быть. Только так.
- Состав не поменялся, - согласилась она. - Но он может поменяться и может поменяться отношение людей, которые при прежнем руководство не считали, что их идеям могут дать ход, а теперь у них появился шанс.
Ведь не у всех хватает смелости и принципиальности отстаивать свою точку зрения вопреки всему. Одни будут делать это в любой ситуации, но другие присоединятся только в подходящих условиях, и это не повод пренебречь ими как сторонниками. Так что теперь оставалось только посмотреть, что будет дальше.
Если, конечно, ей удастся и дальше обсуждать с Нобби все это.
- Но если закон не дает определения, как понять, к кому обращен требует закон? - поинтересовалась Минерва. - Почему ты считаешь, что твоя трактовка определения вернее, чем моя, если закон об этом вообще молчит?
Конечно, технически Нобби был прав. От постороннего человека Минерва и не ожидала бы принципиально других слов. Но раньше она не ожидала, что Нобби поведет себя как посторонний человек. Как чиновник.
С этим трудно было смириться, но придумать, как на это реагировать, Минерва не могла. Она только отстраненно думала, что теперь знает, чего ей ожидать в дальнейшем, и ей надо будет привыкнуть. Родители и мальчики отреагировали не так, но надо было помнить, что все остальные ее семьей не являются.
Еще труднее было смириться с тем, что Лич научился лицемерить. Пожалуй, следовало спросить, был ли дом его родителей во время бомбардировок совершенно ничем не защищен, как того требовал Стату, или все-таки он дал себе выбор, соблюдать закон или нет. Следовало спросить, неукоснительно ли Нобби руководствовался требованиями комендантского часа или позволил себе отрицать его правомочность просто потому, что комендантский час ему не нравился. Вопросов вообще было немало, Минерва крутила их в голове, но не могла собраться и озвучить, потому что внезапно усомнилась в полезности этого занятия - указания Нобби на его собственные грехи. В конце концов, он призывал соблюдать правила ее, а не себя.
- Выбор есть всегда, - сказала она безразлично. - И у всех. Если бы выбора, соблюдать закон или нет, не существовало в действительности, аврорат следовало бы упразднить.
Это была риторическая фраза, сказанная просто затем, чтобы не согласиться. Лич сделал все, чтобы ей расхотелось соглашаться.
- Если закон не дает определения оборотня, значит, неясно, кто попадает под определение оборотня. Прости, но ты требуешь от меня следовать не закону, а твоему толкованию недописанного закона, нигде не зафиксированному. И на этом основании сравниваешь меня с Блэком, - Минерва очень старалась сохранять спокойствие, но чем больше она говорила, тем труднее становилось сдерживаться, а вспомнив про Блэка, она сдерживаться перестала. - Разойтись с тобой в трактовках теперь равносильно покрывательству пыток и похищений? Серьезно? Твой новый пост не ударил тебе случайно в голову?

+1

10

Все верно: все это могло поменяться и должно было поменяться. Ради этих перемен они и работали, этих перемен ждали. Меняться должны люди, законы так или иначе последуют вслед за ними, потому что именно люди законы и создают. Увы, люди же законы и нарушают, а другие ищут в них лазейки, и хотя это говорит в первую очередь о том, что законы устарели и больше не отвечают потребностям, что их надо менять - все равно, это неправильно. Особенно когда нарушения начинаются с ДОМП.
- Потому что это не вопрос формулировки, это вопрос духа или буквы. Как насчет безопасности других? Пока ты в состоянии подготовиться к полнолунию, все хорошо. Но что если ты, допустим, попадешь в Мунго и не успеешь прийти в себя, например? Да мало ли что может случиться.
Об аврорах всегда ходило немало историй, в которых они выступали защитниками не столько законов, сколько собственных интересов. Нобби очень старался в такие истории не верить, и чаще всего у него вполне получалось, хотя некоторое недоверие, что и говорить, к этой власти он все равно испытывал. Аврорат был очень противоречив: с одной стороны, они отлично сработали в мае, когда ситуация начала выходить из-под контроля, с другой - начал преследовать всех и каждого, кто отличался либеральными взглядами, потому что Кэмпбелл - если это вообще был он - перешел черту. Лич неплохо помнил, что еще тогда Минерва рассказывала ему, про то, что не время выгораживать друзей. По всей видимости, время настало сейчас, а он просто не заметил. И когда судили Поттер, в тренде был закон - Макгонагалл сама первая уверяла, что не позволит блокировать двери суда до вынесения адекватного решения, что донесет своему начальству о планах, которыми с ней поделились исключительно по большому доверию, - а теперь, конечно, все изменилось, и во главу угла должны были стать дружеские чувства.
Сдерживаться было сложно, и чтобы не рвануть прямо здесь, Лич еще раз сходил на кухню, чтобы отнести кастрюлю с водой. Рука уже не болела, или просто другие вопросы заняли место этого пустякового ожога. Наверно, он мог бы вернуться быстрее, но тогда этот поход потерял бы смысл, а так он даже успел немного успокоиться. Во всяком случае, ему так казалось.
- Не передергивай. Он ставит себя и свои интересы выше закона и других людей, которые должны эти законы соблюдать. Ты сейчас поступаешь точно так же. Что бы ты сказала, если я рассказал бы тебе, что знаю семейство оборотней, живущих неподалеку, которые не желают регистрироваться, но они очень осторожные и вообще отличные ребята? Аврорат устроил бы облаву и заставил бы их сделать это. Но ты-то, конечно, другое дело, а друзья не имеют право говорить тебе в глаза то, что сейчас говорю я.

+1

11

Нобби, кажется, решил поспорить о букве и духе закона. Минерва к таким дискуссиям была готова гораздо лучше, если предполагалась именно дискуссия, а не то, что он упрется и тоном обвинителя будет ей твердить, что она неправа, а он прав и лучше знает закон.
- Извини, конечно, - сказала она, - но дух закона выражается в букве закона, и насколько я знаю, у нас существует специальное ведомство, которое следит за тем, чтобы они друг другу соответствовали. По-моему, в отсутствие четких формулировок рассуждения о духе дают широкое поле для злоупотреблений не только тем, кто хочет уклониться от выполнения закона, но и тем, кто пытается подвести под статью людей, которых закон ни к чему не обязывает. Эта часть проблемы тебя не беспокоит?
В том, что она могла бы стать адвокатом в плохом смысле слова, ее упрекали начиная с самого детства, и раз людям было так важно отметить эту черту, в какой-то момент Минерва решила ее смело демонстрировать. И если Лич не хотел с этим столкнуться, не надо было заставлять ее обороняться на пустом месте.
- Если я попаду в Мунго и пролежу полнолуние без сознания, то какая разница, в каком облике? Мне всегда казалось, целители способны надежно фиксировать пациентов. К тому же до этого не дойдет. Есть кому меня забрать и присмотреть.
Представляя себе этот разговор, она собиралась каким-то образом сообщить Личу о переменах не только в своей биологической принадлежности, но эти планы явственно пошли коту под хвост. Ее никак не устраивала перспектива выслушивать, какой кошмар творится в аврорате, раз даже его глава потворствует злоупотреблениям рядовых сотрудников. И еще больше не устраивала возможность подвести Уркхарта под служебную проверку и вызвать новый скандал, если Нобби поймет свой патриотический долг как-нибудь радикально.
Нобби тем временем ушел со своей кастрюлей. Минерва уселась в кресле уже не так удобно, опустила ноги на пол. Раз они начали воевать, расслабиться все равно не получалось. У нее было удивительно паршиво на душе, не только потому что она ожидала от Лича другой реакции - хотя бы по форме, но еще и потому что это намечало кристально ясную перспективу увидеть все то же самое от остальных. Только больше, громче, непримиримее. Может быть, кто-то все-таки решит не молчать и заставит ее пожалеть, что она поставила дружеские чувства выше возможности сохранить нормальную жизнь. Может быть, это даже будет собственно Нобби. Неплохой шанс зарекомендовать себя неподкупным служащим, в конце концов.
- По-моему, мы остановились на том, что закон не говорит ничего конкретного, так что даже в твоей версии я ставлю себя выше... хм... ничего конкретного? Дай мне определение оборотня, пожалуйста, продолжим после этого.
Облавами на тех, кто не регистрируется, занимался даже не аврорат, а сектор по борьбе с правонарушениями и департамент существ. Но такие мелочи не имеют никакого значения, если нужно ткнуть кого-то носом в необъективность. Минерва отпила из чашки с тем выражением лица, с каким обычно общалась с Блэком.
- Я другое дело потому, что разницу между оборотнем и анимагом изучают еще на третьем курсе. А мои друзья имеют право говорить мне все, что считают нужным. А я имею право реагировать так, как считаю нужным. Демократия.

+1

12

Ну прекрасно, теперь ведомство было виновато, что плохо пишет законы. Честно говоря, Нобби понятия не имел, как звучит тот самый, который обязует оборотней проходить регистрацию. он надеялся, что как-то получше, чем "Оборотни должны регистрироваться", но подозревал, что, быть может, еще хуже. Маги не слишком утруждали себя сочинением сложных формулировок, как-то и без этого они умудрялись тысячелетиями решать свои вопросы. В отличие от магглов, которые из самой древности, похоже, трепетно пронесли понимание того, как находить и использовать дыры в законах.
На то, что это он сам пытается неправедно осудить несчастную Макгонагалл, Нобби просто промолчал. Продуманный или нет, это был сильный удар по двум самым болезненным точкам любого нормального хаффлпафца: чувству справедливости и чувству локтя. Нет, в самом деле, он даже не стал выразительно смотреть на подругу, сидел и молчал, потому что ответить на такое было попросту нечего, разве что на дуэль вызывать. Может быть поэтому магам и сложные законы были не нужны: дуэли неплохо все решали.
- Ты уверена, что бессознательное состояние останется бессознательным в любом облике? Это ты тоже успела проверить? Для того, чтобы фиксировать пациентов, целители должны знать, что фиксировать необходимо. Как раз то, что ты собираешься скрыть.
Лич старался изо всех сил, но все равно не мог поверить в то, что Минерва вдруг сделалась такой наивной, что не понимает всех рисков. Да что там всех, даже половины хватило бы. Но нет, ее, конечно, заберут. Кто-нибудь, кто знает ее небольшую особенность. Нобби ставил на Малкольма. Разумно, и меньше, чем кому-нибудь еще придется оправдываться перед лечащим врачом, но нельзя забывать, что и у Малкольма бывают выходные.
- Что если тот, кто должен тебя забрать, узнает, что ты в Мунго только к утру?
Ну и конечно не стоило ждать, что Макгонагалл сразу представит кого-то другого на своем месте, поймет ошибку и исправится. Вопрос о том, как бы она повела себя, если бы речь шла о других несчастных жертвах оборотня, она предпочла просто не услышать. Нобби покачал головой в ответ на очередной виток спирали в этом разговоре и подумал, что теперь должен сделать он. сообщить в Министерство? Да, наверно должен, но сделает ли это? Он не знал. Речь шла об ответственности, большой ответственности, которую Макгонагалл не хотела брать на себя, а вместо этого делилась ею с другими, чтобы в случае неприятностей разочароваться в дружбе вообще или Нобби Личе в частности.
- Выше тех, кто соблюдает закон и регистрируется. Почему одни должны это делать, даже если готовы быть осторожными и запираться в полнолуния в каменных подвалах, а другим можно без этого обойтись, просто потому что они готовы соблюдать осторожность и превращаться в полнолуние в кошку?
Глупый разговор, бессмысленный спор, особенно неуместный с учетом того, что кое у кого сегодня праздник, да и в присутствии чая и печенья ругаться как-то несерьезно. С одной стороны, Нобби хорошо понимал это, с другой - он просто не мог уступить. Потому что точно знал, что она не права. И дело здесь не в демократии и множестве возможных взглядов на жизнь, дело в честности, справедливости и желании думать не только о себе.
- Послушай, Минерва, ты ведь и так понимаешь, что я хочу сказать, верно? Понимаешь, иначе бы отвечала на все эти неудобные вопросы. А я понимаю, что значит для тебя регистрация, и не могу просто сказать, что для тебя ничего не изменится. Просто подумай над этим еще раз, что ли?

+1

13

Нобби явственно обиделся. Минерва усмехнулась и тоже не стала никак комментировать тот факт, что привести хоть какие-то внятные опровержения он так и не удосужился. Кому, действительно, нужны законы, когда Норберт Лич и сам лучше всех знает, как правильно себя вести.
- Понятия не имею. И не думаю, что к следующему полнолунию я попрошу забить себя до полусмерти, чтобы проверить.
Ну, это уже становилось не смешно. Минерва помнила себя дотошной занудой, которая беспокоится о безопасности всего, во что ввязывается, - ну, если у нее есть время на подготовку. А теперь, видимо, один укус должен был лишить ее глупой привычки беспокоиться об окружающих. А перечень мер безопасности, которые она в состоянии придумать, надо было, видимо, носить на груди, чтобы прежние друзья поверили, будто разговаривают все еще с нормальным человеком.
Хотя в сторонней оценке своей человечности она тоже начинала сомневаться.
- Что если я думала об этом и те, кто должны меня забрать, будут отслеживать мои перемещения перед полнолунием?
Что если этот разговор мог бы начинаться в каком-то другом тоне? Что если все то же самое могло быть сказано иначе? по сути Лич не говорил ничего такого, о чем она сама бы не подумала. Зато по форме он заставлял ее оправдываться и защищаться, и это было плохим признаком, очень плохим, даже если он делал это не намеренно. Черт возьми, Минерва не ждала, что Нобби сейчас все бросит и станет ее жалеть, но не услышать в ответ на такую новость ничего, кроме обвинений, - это было уже слишком.
- Ах, вот что я, оказывается, делаю. А я-то думала, что я пытаюсь спасти то, что еще можно спасти, и что ничьих чувств это не оскорбит. Для человека, который так упирает на верховенство закона, ты очень плохо знаешь собственно закон. Но пока я прямо не попадаю под действие той формулировки, которую мы имеем, - извини.
Интересно, пару отличных оборотней, которая живет неподалеку, он сейчас просто выдумал или и им точно так же проедал плешь. И во втором случае - интересно, зачем они это терпели.
Вопросы, которые задавал Лич, не казались ей неудобными. Они были риторическими. И правда это, как можно пользоваться своим преимуществом, когда люди, у которых преимущества нет, воспользоваться им не могут? Как можно делать что-то для себя, когда другие что-то сделать для себя не могут? И как можно не доедать печенье, когда голодают дети в Африке?
Минерва отлично осознавала всю шаткость своей позиции. Формулировку можно исправить. Можно истрактовать иначе. Просто этот упор на несправедливость закона и на необходимость каких-то действий, с которым Нобби выступал, когда речь заходила о чьих-то правах или о суде над Поттер, не распространялся на нее. И это было очень обидно.
-  Да, я прекрасно понимаю, что ты хочешь сказать. Стоило мне заикнуться об укусе, как ты начал обращаться со мной как с монстром, который больше не думает о чужой безопасности. Даже на "ой, мне так жаль" тебя не хватило. Гораздо важнее оказалось спросить, а безопасна ли я хотя бы в бессознательном состоянии, - Минерва пожала плечами. - По-моему, тут не над чем думать еще раз.

+1

14

Может, это и действовало иногда, свести серьезный разговор к несмешной и неуместной шутке, но сейчас из ответа Минервы Лич услышал только "понятия не имею", о чем, в общем, догадывался и сам. Понятия она не имела, но готова была рискнуть. Ведь и в самом деле, не собой же рисковала.
- А что, если они окажутся в Мунго вместе с тобой в том же самом состоянии? А что, если они не смогут сделать этого по еще какой-нибудь причине. Мало ли этих "что если"?
еще хуже было то, что не регистрироваться, похоже, вовсе не было поспешным решением, принятым под влиянием порыва или страха, в минуту отчаяния. О нет, Макгонагалл все рассчитала, кому необходимо - сообщила, продумала детали. Она действительно взвесила все и решила, что собственный комфорт дороже и закона, в котором обнаружилась такая удобная неточность, и безопасности других людей, ведь регистрацию тоже не просто так придумали. Все это вместе, да еще и обвинения, на которые она не скупилась, просто выводило из себя.
- Это не оскорбляет чувства, при чем здесь вообще чувства! - неужели она и правда ничего не понимала? Да нет, такого быть не могло, Нобби слишком тяжело было в это поверить. - Знаешь, я всегда упирал на верховенство человека и его прав. Не конкретного человека, а каждого, да. Думал, тебе тоже на них не наплевать, но ты предпочитаешь беспокоиться о собственном удобстве, а не об общей безопасности.
Последний аргумент в ответ на последнюю же попытку решить дело миром вообще заставил его задохнуться от возмущения. Монстром? Это Нобби-то обращается с ней, как с монстром? Кое-кто здесь в монстрах явно ничего не понимал. Кто-то не жил с одиннадцати лет под давлением общества, которое считает тебя даже не монстром, просто грязью. Ну да, надо же было устроить здесь ритуальные похоронные плачи, чтобы Минерва не чувствовала себя обиженной. И полностью поддержать любое ее решение, так что ли?
- Я не веду с монстрами беседы, пытаясь убедить их подумать о других. И нет, я начал говорить с тобой об этом, стоило тебе заикнуться не об укусе, а о том, что ты не собираешься регистрироваться.
Значит, вот как теперь называется попытка сказать неудобную правду в лицо - обращаться, как с монстром! Интересно, кому Макгонагалл успела уже сообщить о своих намерениях, что все как один просто посочувствовали и приняли эту идею наплевать на закон как должное?
- Жаль? Но ты ведь не стала хуже после укуса. Ты чувствуешь себя здоровой, раз игнорируешь медиков. Твоя жизнь станет сложнее? Но постой, ты ведь не собираешься регистрироваться, ты просто будешь жить как раньше и проводить полнолуния кошкой. Да, мне жаль. Жаль, что все твои убеждения насчет равенства испарились, как только встал вопрос о твоем личном удобстве.

+1

15

Ну да, одновременно в Мунго окажутся в одном и том же состоянии пять Макгонагаллов и четыре Уркхарта и два Фигга. Это могло бы сойти за начало несмешного анекдота, но Минерву ничуть не забавляло. И как бы, интересно, регистрация обезопасила бы несчастных целителей с учетом того, что она не видела, чтобы в палатах висели на стенах списки оборотней, а рассказать о ее специфике десять бессознательных человек никак бы не могли.
- Больше невероятных допущений, Нобби, еще больше. Я пока даже не знаю, опасен ли мой укус, но надо ли об этом беспокоиться, если ты уже сам все придумал.
И правда, при чем здесь чувства, при чем вообще могут быть чувства, когда пытаешься поделиться с другом тем, что в твоей жизни произошло чуть больше плохого, чем он думал.
Минерва помолчала. Когда начиналась война и Нобби попросил помочь с защитой дома родителей, кого из них взволновало, что это маггловский дом, что они нарушают Статут, что она сама может вылететь из школы? Никого, потому что независимо от законов это было правильно, и никому не приходило в голову сказать Личу, что он ставит себя и свою семью выше тех, кому не так повезло. Семье их друга нужна была защита, это все оправдывало. Собственно, с тех пор ничего не изменилось. Нужна защита - о, Минерва, ты ведь поможешь? Конечно, Минерва поможет! Но кому бы пришло в голову защищать Минерву, зачем это надо? Она же конкретный человек, а не каждый. Как и ей самой никогда не приходило в голову, что ее использовали, но теперь почему-то пришло.
- Не думала, - произнесла она сухо, - что моя регистрация хоть сколько-то повысит общественную безопасность, если я сама не приложу к этому усилия. В бессознательном состоянии я не смогу ни уведомить министерство, где нахожусь, ни оповестить целителей, ни сообщить родным - хотя что толку, они тоже в бессознательном состоянии на соседней койке. Но конечно, наличие регистрационной записи сильно ободрит пострадавших, если что-то произойдет, а моя совесть станет младенчески чиста.
Впрочем, едва договорив, она подумала, что вести дискуссию на эту тему бесполезно. Нобби уперся в правила и что бы там теперь ни утверждал, рассматривать ее как человека больше не собирался - только как источник опасности, с которым надо что-то делать. Вероятно, зря она упиралась, потому что перспектива принудительной регистрации после того, как Лич заявит об оборотне, становилась все более отчетливой. Ну, пусть так, по крайней мере они прояснили отношения. А в свете предстоящего скандала всегда хорошо знать, какие у тебя отношения с людьми. Понимать, например, что вылетев из аврората, ты больше не будешь рассматривать департамент Лича как возможное место трудоустройства, потому что с каждой репликой Нобби все удачнее отбивал ей желание продолжать контакты.
Последний аргумент чуть не заставил ее рассмеяться. Перелом ноги или воспаление легких тоже никого не делали хуже, но в семье Минервы было принято выражать по этому поводу сочувствие и предлагать помощь, потому что жизнь все-таки становится сложнее. Не у каждого человека, но у конкретного да.
Ну что ж, на новой должности и правда приходится смотреть на мир шире.
Она в два глотка допила свой чай и поставила чашку на стол, а заодно и точку в конце не самого плохого этапа своей жизни.
- Верно. Я чувствую себя полностью здоровой, свободной от иллюзий и совершенно уверенной в своем будущем. Спасибо, что спросил. Хорошего вечера.
Аппарировать прямо из дома уместно только в дружеской компании, так что Минерва улыбнулась как могла вежливо, вышла через дверь и аккуратно прикрыла ее за собой.

0


Вы здесь » Sede Vacante » Настоящее » A friend in need


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC