Sede Vacante

Объявление

ОЧЕРЕДНОСТЬ:
А сколько у нас шпаг? - Antonin Dolohov
Нам нужен мир - Walburga Black

НОВОСТИ:
11.12.2016 - Время в игре переведено на сентябрь. Просим ознакомиться с событиями.
23.11.2016 - Объявлен рождественский флэшмоб! Администрации нужен повод раздать подарки, не подведите ))
25.10.2016 - Время идет, события не стоят на месте. Ознакомиться с тем, что происходит в игре, можно в теме Сюжет.
16.10.2016 - форуму исполнился год! Основное буйство жизни по этому поводу состоится в темах Подарочек ко Дню рождения и Пять вечером с амс. Присоединяйтесь! ))
6.09.2016 - поставлен новый дизайн, без повода ))
2.07.2016 - запущен новый массовый эпизод Ad valorem, к которому, о счастье, можно присоединяться на ходу ))
10.05.2016 - Плановая замена в составе амс ))
20.04.2016 - Перевод времени состоялся, началась запись в новые массовые квесты, сменился министр. Следите за новостями ))
10.04.2016 - Завершился квест Подрыв устоев, анонсирован перевод времени. Не упустите свой шанс повлиять на сюжет ))
27.03.2016 - В матчасти образовались дополнения, и мы надеемся, они не оставят вас равнодушными ))
4.03.2016 - Поздравляем с завершением первого массового квеста Требуют наши сердца и просим ознакомиться с его итогами ))
21.12.2015 - Все эпизоды включены в Хронологию, с которой теперь можно сверяться, выстраивая линию своего персонажа )
11.12.2015 - Запущен квест Требуют наши сердца, самое время предаться политике и интригам ))
16.11.2015 - Стартовал первый сюжетный квест.
23.10.2015 - Открыта запись в первые массовые квесты.
16.10.2015 - Sede Vacante официально открывает свои двери для всех желающих. Мы рады видеть тех, кто не боится заглянуть в прошлое и начать свой путь оттуда, самостоятельно выбирая, какой станет история дальше.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
АДМИНИСТРАЦИЯ:
MinervaWalburgaDruellaNobby

СЮЖЕТ:
Сентябрь 1947 года. Великобритания. В связи с протестами магглорожденных в стране введено чрезвычайное положение. Однако в Министерстве уверены, что это не может помешать ни демократическим выборам нового министра, ни финалу чемпионата по квиддичу. Или все же может?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sede Vacante » Настоящее » The world has changed


The world has changed

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Участники: Wat Tyler, Nobby Leach

2. Дата и место действия: 11 сентября, Министерство магии

3. Описание: новоявленный руководитель Департамента согласился дать интервью своему старому знакомому.

0

2

Общение с прессой было частью работы, и раньше это никогда не смущало Нобби, наоборот, он охотно давал комментарии, делился собственным мнением, которое часто не совпадало с мнением официальным, разъяснял в простых словах законодательные инициативы и вообще считал журналистов с их специфическим взглядом на свободу информации необходимым звеном в цепочке, связывающий народ и его слуг, то есть правительство. Раньше ему бы и в голову не пришло отказаться от интервью, тем более такого, которое берут для радио, то есть того, которое услышат тысячи и тысячи. Но раньше никто не спешил рать у него такие интервью, в первую очередь потому что он был почти совсем частным лицом, а мнение частных лиц редко интересует представителей СМИ, а когда интересует, обычно это лица совсем другого плана. Теперь же Нобби Лич был почти совсем не частным лицом, а главой и представителем государственной структуры, и пресса им наконец заинтересовалась. Но только он сам вдруг понял, что совершенно не хочет проводить эту беседу. Или, может, не сегодня. Или не с Брайаном Гриффитом. Но встреча была назначена, она была назначена на этот день, и она была встречей именно с этим человеком. Поэтому Нобби пришлось задвинуть подальше гениальную идею о том, чтобы сбежать. Поэтому - ну и может еще потому что этот кабинет категорически не располагал к побегам, не имея запасной двери, а единственную существующую уже открывал мистер Гриффит собственной персоной.
- Проходите, пожалуйста, и присаживайтесь, - собрав в кулак всю свою вежливость и то, что осталось от доброжелательности за это лето, пригласил Лич. - Вам предложили чай, правда?
Кофе точно не предложили, потому что Нобби придерживался однозначного мнения о необходимости сохранять лучшие из британских традиций, безжалостно выпалывая все остальные. Поэтому - чай и равенство. И упрямая непреклонная вежливость вопреки тому, что интервьюер, который ему попался, слишком очевидно сочувствовал Кэмпбеллу и его деятельности.

+1

3

Жизнь то и дело шутит очень странно. Кому как не журналисту было хорошо знать о ее странностях? Брайан мог рассказать не одну историю о том, как события сводили то старых друзей, то старых врагов. Часть этих историй происходила с его участием. И продолжала происходить: он собирался вызвать на разговор Норберта Лича, который в одностороннем порядке начал его избегать.
Брайан не избегал никого. Его понятия о том, какой должна быть настоящая, эффективная защита прав магглорожденных, расходились с понятиями Лича. Но ведь каждый делает то, что считает своим долгом. Так зачем же вести себя так, словно их связывали какие-то личные отношения, а теперь один разочаровал другого? Брайан не был разочарован. Он с самого начала знал, что Лич нерешителен и не замечает, что топчется на месте. Именно таким он был удобен власти, кто бы к ней ни пришел. Вильгельмина Тафт поступила очень разумно. Теперь она могла указать активистам, что уже ввела их представителя в парламент, и не предпринимать никаких реальных шагов. Будь Гриффит на ее месте, он мог бы поступить так же.
Однако журналист не должен быть ни на чьем месте. Пресса должна быть сама по себе, она выражает только позицию редактора и корреспондентов, а он делал все, чтобы приблизиться к этому идеалу, лишь с небольшими поправками на реальность.
- Здравствуйте, мистер Лич. Предложили, но я вынужден отказаться. Я не люблю чай.
Брайан наблюдал за попытками Лича дистанцироваться со скрытым любопытством и скрытой насмешкой. К чему столько усилий на ровном месте? Можно было просто не беспокоиться о том факте, что они некогда познакомились и побеседовали несколько раз.
Он установил на столе радиомикрофон, слегка наклонив его в сторону Лича. При нем не было никаких записей. Если разговор интересен, вопросы и ответы рождаются сами собой, а если не интересен собеседник, лучше всего подыскать другого. Нет ничего банальнее, чем интервью, когда обе стороны скучают.
Брайн постучал по микрофону, который щелкнул и начал издавать чуть слышное, характерное шипение с вкраплениями короткого, очень тихого треска. Он любил этот звук, свидетельствующий, что волшебное радио зажило своей волшебной жизнью.
- Мы можем начинать, мистер Лич? Хорошо. Скажите, ваше избрание на пост главы Департамента международного магического сотрудничества стало для вас неожиданностью или вы ожидали чего-то подобного? Как вы оцениваете свое положение в правительстве Вильгельмины Тафт, которое, как известно, оказалось довольно разнородным?

+1

4

Гости имели право не любить чай, и это тоже было частью свободы их воли, на которую Нобби признавал их полное право. Ничего другого секретарь любезно не предлагал. В знак гостеприимства он мог бы предложить это сам, но как раз сейчас он не хотел проявлять излишнего гостеприимства. В конце концов, ему свобода воли тоже полагалась. Конечно, этого Гриффита, на самом деле, не в чем было обвинить. То есть, не в чем было обвинить обоснованно, но Лич помнил про инферналов, и все еще не верил, что это мог придумать Алан. Кто-то его подтолкнул. Может быть, кто-то принял решение за него. Кто-то...
Наверно, Нобби ожидал чего-нибудь с подвохом, причем сразу. У него не было для этого никаких оснований, конечно, но так бывает часто, называется предубеждением. Раньше он старался следить за тем, чтобы предубеждения были исключительно в позитивном ключе, потом как-то незаметно для себя разучился. Но репортер их не оправдал, эти предубеждения, и начал очень обыкновенно. В общем, Нобби уже отвечал на такие вопросы. В них не было ничего конкретного, но и ничего сложного тоже. Так часто начинали. Он кивнул в знак того, что ухватил стиль, и ответил так же несложно и неконкретно.
- Это закономерный и своевременный шаг в современной британской политике. Стране необходимо новое, более либеральное видение как во внутренней, так и во внешней политике. Во внешней, может быть, даже в большей мере, именно департамент, который я теперь возглавляю, является тем самым лицом, которым Британия сейчас поворачивается к остальному миру.
В таких речах, пожалуй, надо было потренироваться. Обычно у Нобби получались те, которые без подготовки, которые шли прямо от души, в которых было то, чего люди ждали, и было совершенно искренним. Конечно, и сейчас он не лгал, но все слова, которые записывала сейчас аппаратура Гриффита, казались слишком отполированными, слишком правильными. Такими словами говорили его коллеги в отделе законодательства. В особенности те коллеги, на выступлениях которых сложнее всего было сосредоточиться. Нобби все равно сосредотачивался, потому что прекрасно знал, что они могут прятать под этим ворохом блестящих и шелестящих словесных фантиков, и вот сейчас он и сам мусорил ими, только скрывать ему было нечего, оттого это и казалось еще более бесполезным. Хотя Вильгельмина наоборот говорила, что людям это нравится. Кто знает, может быть, она и была права. Или нет.
- Министр Тафт сформировала правительство из тех людей, которые, по ее мнению, смогут  быть наиболее полезны стране сейчас, а условия для их работы, вы сами знаете, сложились весьма непростые. То, что вы называете разнородностью правительства, ярко демонстрирует, что мы наконец пришли к тому плюрализму, который необходим для того, чтобы видеть любую проблему со всех сторон и решать ее наиболее эффективно.

+1

5

Манера Норберта Лича отвечать демонстрировала, что его общение с журналистами в последнее время было долгим, но однообразным, и за это время он научился произносить ничего не значащие слова с совершенно серьезным видом, а значит, сделал еще один шаг по направлению к образу стандартного политика. Эволюция, которая печалила Гриффита, хотя его работой было не печалиться, а продемонстрировать.
Он подождал, пока потом бессмысленных слов иссякнет.
- Общество пока не уверено, что все перестановки в правительстве уже состоялись. Как вы считаете, ждут ли нас новые назначения магглорожденных политиков на ключевые посты? В чем именно должна, по вашему мнению, заключаться большая либеральность для нашей страны?
Уже то, что лицо Британии, которым она повернулась к остальному миру, теперь представлял Нобби Лич, стало большим успехом, и Гриффит не мог этого отрицать. Но он не упускал из виду и того множества лиц, каким Британия была повернута внутрь, к своим гражданам. Это были лица Блэков, лица Малфоев, лица Лестрейнджей и Поттеров, лица Розье и Роули, лица людей, которые смотрели на других как на низших существ, как на отбившихся от рук домовых эльфов. Эти лица тоже должны были измениться, и одним из них могло стать мало кому известное лицо Уота Тайлера.
- Это неожиданное заявление после конфликта между вами и Поллуксом Блэком, главой Департамента охраны магического правопорядка. Как известно нашим слушателям, на церемонии представления членов нового правительства мистер Блэк отказался пожать вам руку и покинул помещение. Скажите, были ли урегулированы отношения между вами? Ожидаете ли вы плодотворного сотрудничества вашего ведомства с ДОМП и конструктивного обсуждения вопросов?
Микрофон продолжал негромко потрескивать, словно напоминая Личу, что каждое его слово прозвучит не только в этой комнате, но и в эфире радио. Это интервью не принадлежало к тем, которые требуется редактировать перед выпуском в эфир. Брайан уже давно не позволял никому сокращать свои материалы больше, чем сам считал нужным, на радио ему это позволяли, но иногда он задумывался, что случится, когда очередной выпуск получится слишком резким и редактор больше не захочет подставляться.
Но сейчас было важно только то, захочет ли подставляться Лич, называя вещи своими именами.
- Сразу после вашего назначения многие спрашивали, как вы планируете свои первые шаги на новом посту. Сейчас, после того, как вы получили возможность оценить происходящее с новой точки зрения, остались ли ваши планы прежними?

+1

6

Нобби с сожалением покачал головой. как же так получалось, что даже Гриффит, человек Кэмпбелла, который всегда имел четкую, непримиримую даже позицию в отношении равенства - даже он не мог запомнить одну простую штуку: на посты назначают не магглорожденных или чистокровных, политика делается не для магглорожденных или чистокровных, по улице ходят не магглорожденные или чистокровные. Это все люди, просто люди, и их родословные не делают их хуже или лучше других людей.
- Нас ждут новые назначения. А еще рано или поздно нас ждет понимание того, что назначают не по статусу крови, а в соответствии с возможностями конкретного человека. И чем раньше это уложится в понимании британцев, тем лучше, мистер Гриффит. Думаю, прессе самое время пойти навстречу этой тенденции и перестать ставить во главу угла происхождение человека, какой бы ключевой пост он ни занимал.
И почему у всех репортеров вопросы были такие, как будто они не подготовились и решили списывать друг у друга. Лич уже столько раз отвечал насчет курса нового правительства, что устал придумывать свежие формулировки. Вообще-то он был уверен, что за месяц ответил уже всем, но оказывается нет, находились опоздавшие, а значит надо было поднапрячься и спеть старую же песню новыми словами.
- Равенство возможностей, разумеется. До сих пор это наблюдалось, пожалуй, только в сфере школьного образования. Сейчас правительство ставит перед собой задачу добиться того же во всех сферах: политической, экономической, социальной. Именно благодаря равным возможностям для всех, благодаря здоровой конкуренции, страна выйдет на совершенно новый уровень и заявит о себе как современное  демократическое государство. Мне кажется, давно пора, вы как думаете?
Ответ о составе нового правительства, которое и в самом деле было сформировано таким образом, чтобы быть наиболее эффективным - то есть, в первую очередь не прерывать работу на перестановки из-за недовольства той или иной группы избирателей - вызвал у журналиста недоверие. Только недавно выработанное Личем для общения с прессой лицо не пережило первого же серьезного удара, и он удивленно поднял брови. Глупость, которую допустил тогда Блэк, была замята, и точно не должна была дойти до прессы или просто просочиться в виде слухов. Главы департаментов были достаточно умны, чтобы не болтать, во всяком случае, у Нобби создавалось такое впечатление, да и вообще он привык видеть в людях лучшее. И все же Гриффит откуда-то знал, и оставалось только гадать, откуда. быстро заставлять себя придать лицу стандартизированное выражение Лич не стал: удивление вполне вписывалось в то, что он собирался сообщить.
- Боюсь, слухи о конфликте несколько преувеличены, мистер Гриффит. Работа всех подразделений Министерства направлена на совместное достижение одних и тех же целей. Она не просто продолжается в обычном режиме, она кипит.
И иногда обдает неосторожных кипятком, но об этом журналистам знать совершенно ни к чему. Кабинет должен был сам справиться со своими проблемами или хотя бы научиться не обращать на них внимания тогда, когда на повестке дня стояли действительно важные вещи, а выносить сор из избы всегда было плохой, очень плохой привычкой. Хотя уже после следующего вопроса Нобби начал думать, не преувеличил ли он опасность. Вопрос был неплохим, такой мог бы задать какой-нибудь человек из тех, например, кто собирался недавно в Атриуме. То есть кто-нибудь... из народа. Очень из народа. И все же на этот раз удивление с лица пришлось убрать.
- Увы, мистер Гриффит, боюсь, вы не совсем точно представляете себе организацию работы кабинета. Нынешнее правительство имеет вполне определенный курс, в соответствии с которым уже сделаны первые значительные шаги.  Мои планы в этой должности: первоначальные, настоящие и будущие - соответствуют этому курсу. Иначе, как вы, должно быть, понимаете, кто-то другой сидел бы в этом самом кресле и давал бы вам интервью. Сейчас, как я уже упоминал, этот курс направлен на равенство возможностей, что, в свою очередь спровоцирует быстрый прорыв в экономике, политике и, конечно, взаимоотношениях с другими государствами. Разумеется, Департамент международного сотрудничества в целом и Отдел законодательства в частности - это флагман перемен.

+1

7

Теория Лича о том, что назначают не по статусу крови, являлась утопичной и по сути играла на руку чистокровным, поэтому руководствоваться ею означало закрывать глаза на существующее положение вещей и дискредитировать собственные достижения. Брайан переплел пальцы и сложил руки на столе.
- Однако большинство ваших избирателей ждут от вас целенаправленной защиты прав магглорожденных волшебников, мистер Лич. Считаете ли вы, что сохраните их поддержку, поставив во главу угла нечто другое?
Равенство возможностей также было утопичным с учетом того, какие именно возможности получали, вступая в жизнь, представители английской аристократии и простые полукровки или магглорожденные волшебники. Политик, тем более занявший высокий пост, не мог не понимать фактического положения вещей.
- Равенство и здоровая конкуренция, безусловно, пошли бы на пользу этой стране. Однако все мы понимаем, что разные люди имеют разные стартовые возможности, и в большинстве случаев это связано именно с происхождением из того или иного социального слоя. Если вы не намерены учитывать этот фактор, мистер Лич, может быть, вы знаете способы нивелировать его влияние?
Информация о конфликте никак не могли быть преувеличена, ведь Брайан получил ее от одного из присутствовавших в комнате. Его источник не стал бы привирать, если был заинтересован в дальнейшем сотрудничестве, а ведь он был. Он должен был быть заинтересован, если хотел и дальше получать через Гриффита некоторую информацию из других департаментов.
- Приятно слышать, эта история искусственно раздута, мистер Лич. Возможно, вы окончательно развенчаете эти слухи, рассказав нашим слушателям, как все обстояло на самом деле?
Разные люди иногда оценивают одно и то же явление по-разному. Брайан не отрицал этого, ведь он сам был свидетелем тому, как по-разному они с Личем смотрели на ситуацию в стране и на возможные меры ее разрешения. И все же он представлял себе организацию работы кабинета весьма неплохо и не раз видел, как смелые планы разбивались о реальность - суровую политическую реальность, в которой не обязательно запретить новичка, чтобы заблокировать ему все ходы.
- Это не исключено, мистер Лич, я никогда не был политиком. Многие наши слушатели будут рады слышать, что вы уверенно чувствуете себя в новом качестве и по-прежнему полны энтузиазма. Скажите, какие конкретно перемены вы собираетесь осуществить в первую очередь? Будут ли это изменения в британском законодательстве или решительные шаги на международной арене?

+1

8

- И все же, мистер Гриффит, речь идет об уравнивании прав. Именно равенство стоит и всегда стояло во главе угла, и мы никогда не скрывали этого.
С учетом того, что сейчас именно права магглорожденных были в печальном положении, для равенства придется уделить особое внимание именно им, так что никаких противоречий в своих ответах Лич не видел, но готов был прояснить настолько подробно, насколько это потребуется. В конце концов, кто-то действительно мог представлять себе его политический курс именно так: сделать для одних райскую жизнь за счет других. А кто-то может еще и о мести мечтал за многовековое угнетение. Люди разные бывают, что и говорить. Поэтому разъеснительной работой не следовало пренебрегать, особенно сейчас, на первых этапах.
- Для того, чтобы равенства достичь, придется преодолеть несколько ступеней. На уравнивание возможностей направлены постановления, которые вступят в силу в ближайшее время. Вы наверняка слышали о них. В первую очередь это отмена коэффициентов, которые сейчас применяются к электорату. Шаг, как понимаете, отнюдь не чисто символический, ведь именно выборы и равенство голосов дают возможность всем людям напрямую влиять на политику.
Жаль, многие недооценивали, не понимали весь смысл этого действительно революционного для Британии решения. Не понимали, но даже если не поймут, принять его совершенно необходимо. Тафт хорошо понимала это. Как понимала и то, что иначе с такой прогрессивной политикой на переизбрание рассчитывать не придется.
Интересно, понимали ли все это хотя бы обозреватели, такие, как Гриффит? Нобби был готов поспорить, что его собеседник переводит тему на политические сплетни вовсе не потому, что отрицает важность и судьбоносность решений, о которых они говорили до того. Не отрицает, нет, но, похоже, намеренно отвлекает от них. Ну конечно, намного ведь интереснее, кто на кого косо посмотрел и кто кому руку не пожал. Неплохо было бы выяснить, откуда вообще пошла эта утечка. Нобби дал себе слово заняться этим, а пока что равнодушно пожал плечами.
- Небольшая заминка, которую можно было принять за преднамеренное оскорбление только при желании убедить людей в том, что в кабинете царят непримиримые разногласия. Будете настаивать - решу, что именно такую цель вы себе и поставили, - он, конечно, улыбнулся, но улыбка получилась холодной. Свобода слова - свободой слова, но некоторые начинали пользоваться этой свободой слишком уж свободно, и такие манипуляции никогда не вели ни к чему хорошему. - Честно говоря, мистер Гриффит, и я, и мистер Блэк устали опровергать эту утку. А ваши слушатели, думаю, устали от того, что их в который раз пытаются накормить... дичью.
Улыбка так и осталась на лице, сигнализируя, конечно, о том, что это не более, чем шутка. Можно улыбнуться в ответ. Нельзя обвинить в уклонении от ответа. Вот так-то, все просто, только когда Нобби научился надевать все эти маски, он сам понять не мог, раньше, кажется, было достаточно сказать все просто и напрямую. Ему вдруг страшно захотелось прямо сейчас встать, извиниться, выйти из кабинета, аккуратно прикрыв за собой дверь, а потом аппарировать куда-нибудь на побережье. Ну или хотя бы на окраину Лондона к отцовской заправке. Сбросить все это, все чужое, вспомнить, как это - быть собой. Вильгельмина не одобрила бы такого, это точно. Вот и получалось - или ты будешь собой, или ты идешь к своей цели... без которой собой тоже не остаться. Глупый порочный круг. Почему никто никогда, ни в одном интервью не спросит: "По какому кругу бегаете вы, мистер Лич? За какие веревки дергает вас жизнь, что вы так резво отплясываете?" Почему всех интересует одно и то же: то же самое, что уже миллион раз освещено и в интервью, и в политических программах?
- Дебаты насчет постановления об отмене коэффициентов для избирателей, которое я уже упоминал, сейчас находятся на финальной стадии. Я полагаю, что именно эта перемена станет первой и знаковой. Обсуждаются также квоты для работодателей, благодаря которым любой способный маг сможет проявить себя в тех сферах, где честная конкуренция наиболее важна: колдомедицине, политике, журналистике.
Какие шаги он осуществит? Может, Гриффит специально издевался? Нобби был далек от того, чтобы думать, что тот просто не понимает. Он осуществит то, что ему позволят осуществить. Строго в рамках умеренного курса Вильгельмины. Это, наверно, не плохо. Вот хотя бы для международных отношений. Да, пожалуй, именно для международных - в самый раз. А все остальное можно и отложить. До тех времен, когда курс изменится вместе с министром.
- Что касается международных отношений, вы ведь не могли оставить без внимания те изменения, которые уже произошли, не так ли? Уверен, вы рассказывали слушателям о том, с каким энтузиазмом прочие европейские страны, да что там, даже Соединенные Штаты, воспринимают происходящие в стране перемены. И, конечно, о том, каким образом это отразится на благосостоянии Британии.

0


Вы здесь » Sede Vacante » Настоящее » The world has changed


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC