Sede Vacante

Объявление

ОЧЕРЕДНОСТЬ:
А сколько у нас шпаг? - Antonin Dolohov
Нам нужен мир - Walburga Black

НОВОСТИ:
11.12.2016 - Время в игре переведено на сентябрь. Просим ознакомиться с событиями.
23.11.2016 - Объявлен рождественский флэшмоб! Администрации нужен повод раздать подарки, не подведите ))
25.10.2016 - Время идет, события не стоят на месте. Ознакомиться с тем, что происходит в игре, можно в теме Сюжет.
16.10.2016 - форуму исполнился год! Основное буйство жизни по этому поводу состоится в темах Подарочек ко Дню рождения и Пять вечером с амс. Присоединяйтесь! ))
6.09.2016 - поставлен новый дизайн, без повода ))
2.07.2016 - запущен новый массовый эпизод Ad valorem, к которому, о счастье, можно присоединяться на ходу ))
10.05.2016 - Плановая замена в составе амс ))
20.04.2016 - Перевод времени состоялся, началась запись в новые массовые квесты, сменился министр. Следите за новостями ))
10.04.2016 - Завершился квест Подрыв устоев, анонсирован перевод времени. Не упустите свой шанс повлиять на сюжет ))
27.03.2016 - В матчасти образовались дополнения, и мы надеемся, они не оставят вас равнодушными ))
4.03.2016 - Поздравляем с завершением первого массового квеста Требуют наши сердца и просим ознакомиться с его итогами ))
21.12.2015 - Все эпизоды включены в Хронологию, с которой теперь можно сверяться, выстраивая линию своего персонажа )
11.12.2015 - Запущен квест Требуют наши сердца, самое время предаться политике и интригам ))
16.11.2015 - Стартовал первый сюжетный квест.
23.10.2015 - Открыта запись в первые массовые квесты.
16.10.2015 - Sede Vacante официально открывает свои двери для всех желающих. Мы рады видеть тех, кто не боится заглянуть в прошлое и начать свой путь оттуда, самостоятельно выбирая, какой станет история дальше.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
АДМИНИСТРАЦИЯ:
MinervaWalburgaDruellaNobby

СЮЖЕТ:
Сентябрь 1947 года. Великобритания. В связи с протестами магглорожденных в стране введено чрезвычайное положение. Однако в Министерстве уверены, что это не может помешать ни демократическим выборам нового министра, ни финалу чемпионата по квиддичу. Или все же может?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sede Vacante » Прошлое » Думай что говоришь


Думай что говоришь

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

1. Участники: Elphinstone Urquart, Wat Tyler

2. Дата и место действия: 19 августа. Аврорат

3. Описание:
Каждый хочет, чтобы его информировали честно, беспристрастно, правдиво — и в полном соответствии с его взглядами.
(с)

Аврорат считает журналистику подозрительной, и журналистике это льстит.

0

2

Элфинстон никогда не понимал тех людей, которые выходили на мирные протесты. Возможно, именно потому что протесты были мирные. Любые другие он не мог бы одобрить и пресек бы как только последовал бы приказ, но он хотя бы мог их понять: когда люди выходят с оружием в руках защищать или отвоевать то, что считают необходимым, рискуют при этом жизнью - здесь все на своих местах, вопросов нет. Но просто выйти на площадь и покричать о своих правах или вот разбить палаточный городок в атриуме... Это тоже могло бы иметь смысл, если бы протестующие ставили целью устрашить властьимущих, показать, что при случае эта мирная толпа станет организованной армией. Но тогда, во-первых, стоило вывести на митинги бойцов посерьезней, а во-вторых, выбрать тот период, когда в кресло министра сядет человек, имеющий все полномочия. Период безвластия, все еще продолжавшийся в Британии, для таких демонстраций был временем самым бессмысленным. Впрочем, вполне возможно, Уркхарт просто что-то недопонимал в акциях протеста, но для просвещения авроров ведь и были созданы допросы. Или не для этого, но побочные эффекты можно было использовать не в ущерб основным.
Гражданин, сидящий сейчас напротив него, был вполне подходящей кандидатурой для того, чтобы удовлетворить любопытство Элфинстона, возможно, не только по вопросам абстрактно-философским, но и по некоторым другим, ответы на которые будут иметь практическое применение. В конце концов, он был активистом в этом недавно разогнанном хитами балагане, который, конечно же, должен был считаться высшим проявлением демократии. Уркхарту не нравилась такая демократия, бессмысленная и беспощадная, но факт, что в этой антипатии его могли бы поддерживать такие люди, как, например, Блэк или Нотт, ему не нравился тоже. Поэтому он не спешил проявлять свои чувства в отношении происходящих в стране, с позволения сказать, процессов. Надо было просто оставаться на стороне закона, просто пережить эпоху перемен. Выборы должны были исправить ситуацию очень скоро. Если они, разумеется, не будут сорваны.
- Добрый день, мистер Гриффит. Старший аврор Уркхарт, задам вам несколько вопросов, касающихся недавних событий. Самопишущее перо будет фиксировать нашу беседу, в конце которой вы ознакомитесь с протоколом и подпишете его. За дачу ложных показаний и попытки ввести следствие в заблуждение предусмотрена ответственность. У вас есть вопросы?
Стандартный текст то ли вместо, то ли в качестве приветствия. В самом начале вопросов обычно не было ни у кого, а потом задавать вопросы начинала другая сторона, а посетителю приходилось отвечать. 
- Мистер Гриффит, несколько свидетелей утверждают, что вы принимали участие в митинге в Атриуме второго августа. Вы подтверждаете, что участвовали в беспорядках?
Вопрос скорее формальный, но именно формальности поддерживают законность. Именно поэтому майский митинг Лича был законным, а эти протесты были преступлением. Тафт, правда, закрывала глаза на то, что это именно преступление. Сейчас голоса нужны были ей больше, чем законы, а потом... Лишь бы оно наступило, это потом, и не было слишком разочаровывающим. А аврорату работы хватит в любом случае.
- Что вы знаете об организаторах митинга? Кто из них вышел с вами на связь для того, чтобы предложить присоединиться к митингу?

+2

3

Многим людям аврорат казался пугающим. Но, сидя в помещении для допросов, Гриффит не считал пугающим ни это заведение, ни его начальника, который лично проводил допрос. Он видел в этом лишь ещё одну разновидность бюрократии.
Элфинстон Уркхарт был ему известен больше десяти лет, как англичанин, которого формально не было в Германии, в Нурменгарде, и его никто не обменивал на людей Гриндевальда, ведь людей Гриндевальда не было в свою очередь в Британии. Брайану было небезынтересно повидаться с героем своего репортажа, безжалостно урезанного перед самым выходом в печать. Полную версию решились опубликовать только в Польше, но ему не удалось сверить перевод.
- Боюсь, что есть, старший аврор Уркхарт. В рамках расследования какого события я должен дать показания? Мне известно много недавних событий. Какая ответственность для меня предусмотрена, если я откажусь давать показания?
Насколько Брайан знал, Министерство не стало преследовать митингующих. Если чиновники хотели соврать и продолжать расследование, а затем наказать виновных, они сами давали ему повод для новой публикации и нового выступления на радио. Повод появлялся и в том случае, если Уркхарт проявил инициативу без ведома руководства.
- Я не участвовал в беспорядках, старший аврор. Я находился среди участников мирного митинга, наблюдал и задавал им вопросы, как и должен делать в связи с моими рабочими обязанностямм.
От участника европейской кампании Гриффит ждал большего понимания, почему происходят митинги и борьба за свои права. Но Уркхарты - чистокровная семья, может быть, им неизвестна маггловская история той же Европы.
- Я знаком с несколькими участниками акции, но мне неизвестно, кто организатор. Я зашёл в Министерство, чтобы увидеться со своим знакомым в Департаменте спорта, заметил, как начинается столпотворение, и заинтересовался.

+2

4

Вопросы оказались, хотя и какие-то вялые. Вот, например, какое дело может быть честному человеку, в рамках какого расследования он свидетельствует. Не то чтобы это было секретом, нет, ничуть. Но для чего могла простому свидетелю понадобиться эта информация? Чтобы сослаться на рамки и что-то скрыть? Нехорошо гражданин начинал, но и скрывать от него такие вещи повода не было.
- Расследование дела о незаконном митинге в Министерстве магии. И уличных беспорядках на юге страны.
Второй вопрос как будто продолжал ряд и поддерживал тенденцию. Никто не спрашивает об ответственности за отказ давать показания, если не собирается отказываться давать показания. А отказаться их давать может тот, кому есть, что скрывать. Уркхарт, разумеется, уважительно относился к приватности личной жизни, но не тогда, когда кто-то желал распространить эту приватность на интересующие следствие вопросы. Поэтому строчку из закона он процитировал, едва сдерживая профессиональное любопытство в голосе и взгляде.
- Отказ свидетеля от дачи показаний наказываются штрафом или арестом на срок до шести месяцев.
К сожалению, на этом строчка закона, которую полагалось процитировать, не заканчивалась, а значит, мистер Гриффит имел право знать и об исключениях. Даже немногочисленных.
- Вы можете отказаться давать показания только в отношении себя и членов своей семьи, список которых определен законом: родителей, жены, детей, родных братьев и сестер, деда, бабки, внуков.
Элфинстон посмотрел на сидящего напротив человека, безмолвно интересуясь, закончили ли они с формальностями и можно ли приступать к делу, но тот приступил к нему сам, и сразу начал с терминологических разногласий. Разногласия у мистера Гриффита были не только и не столько с главой аврората, сколько с законом, который тот имел счастье представлять. Потому что незаконный митинг является ничем иным, как общественными беспорядками и преступлением, даже если исполняющий обязанности министра заигрывает с кандидатами, обещая, что преследований не будет. Никто никого и не преследовал, в конце концов, пока что это было просто беседой на интересующую обоих тему. О том, что тема интересовала журналиста настолько, что он готов был обсуждать ее с посторонними, Гриффит только что сообщил сам.
- Назовите тех, кому вы задавали вопросы. И уточните, что за вопросы это были и какие ответы вы получили.
В конце концов, если он был профессионалом - а именно так о нем и отзывались - он не мог не знать свои источники. Не называть - мог бы, но в каких-нибудь других условиях. Например, если бы все они поголовно были его братьями, родителями и внуками.
- Уточните, пожалуйста, имя того знакомого, с которым вы собирались встретиться. Он тоже участвовал в митинге?

+2

5

Брайан вежливо улыбнулся, у него оставалось еще немало вопросов, которые он будет рад задать мистеру Уркхарту. Работа позволила ему привыкнуть к тому, что он задает неудобные вопросы людям, которые этим крайне недовольны. Аврорат в числе других учреждений магической Британии не был свободен от обязанности выслушивать от прессы такие вопросы, а глава аврората был самым интересным в этом ведомстве собеседником.
- Я верно понял, что вы продолжаете расследование дела, относительно которого министр заявила однозначно: преследований участников митинга не будет? Насколько законным было это заявление? У вас есть основания увязывать уличные беспорядки на юге с протестами в Министерстве?
Аврорат мог объединить два расследования в одно дело, но Брайан хотел бы узнать, на каком основании, или мог подозревать его и в том, и в другом одновременно. Это тоже его не пугало. Профессия журналиста позволяла бывать в самых странных местах совершенно легально и говорить с самыми подозрительными людьми. В итоге аврорат не мог обвинить его в излишнем рвении при исполнении своих служебных обязанностей, а все остальное, в чем Гриффит участвовал на юге, пока не мог доказать. Простая смена внешности и голоса давала почти неограниченную свободу, просто удивительно, почему люди этим не пользовались.
- По понятным причинам, мистер Уркхарт, мои собеседники не называли своих настоящих имен. Я задавал вопросы не своим знакомым, их мнение о ситуации мне хорошо известно. Я задавал вопросы людям, которые показались мне близкими к организаторам акции. Одним из моих собеседников был высокий мужчина со светлыми волосами и типично английским лицом, одет в поношенную темную мантию и грубые ботинки, с довольно низким голосом. Второй была женщина, очень бледная, с темными глазами и гладкой прической, одетая примерно похоже. Они представились как мистер и миссис Смит. Я спросил у них о цели этого митинга, о том, поддерживают ли они избрание действующего министра, почему выбрали именно такие методы. Дословных ответов я уже не помню, но оба заявили примерно следующее: они считают госпожу Тафт наилучшим кандидатом из всех, кто заявил на выборы свою кандидатуру. Но ее политика кажется им недостаточно прогрессивной и они хотят привлечь больше внимания к дискриминации магглорожденных волшебников. Я спросил, на какую реакцию они рассчитывают. Мужчина не ответил, женщина сказала нечто вроде "ну вот и посмотрим". После этого они не захотели продолжать наш разговор.
Если мистер Уркхарт рассчитывал на более подробный пересказ событий, ему придется умерить свои ожидания. Брайан был уверен, что хранить детали всех этих событий в памяти не вменяется гражданам в обязанность. Тем более нельзя на это рассчитывать, имея дело с журналистом, беседующим с десятком различных людей в неделю и освещающим множество разноплановых событий.
- Моего знакомого зовут Фредегар Уиппет, он не участвовал в митинге, а находился в это время на работе. Мы познакомились год назад, когда он прокомментировал для меня проблемы организации матча между "Пушками Педдл" и, кажется, "Уимбернскими осами".

+2

6

Вопросы по делу закончились и начались журналистские. Уркхарту приходилось иметь дело с журналистами, и неоднократно. Не сказать, чтобы ему нравились эти люди: они умели не нравиться, если хотели, а хотели они этого практически постоянно, ведь тогда можно поговорить об аврорском произволе или о том, что скрывают от народа власти. Но с журналистами можно было найти общий язык, если в этом была необходимость, с ними даже можно было сотрудничать изредка, и конечно, их журналистские привычки вполне можно было терпеть на допросах, где они проявлялись с завидной регулярностью и силой, как сейчас.
Уркхарт посмотрел на Гриффита спокойно и даже равнодушно. Он мог бы многое сказать по поводу этих вопросов: и о том, что министр не мог ничего заявить, потому что как раз министра у страны не было. О том что расследование и преследования - суть две совершенно разные вещи, и репортерам следует порадоваться, если они не поняли этого на своем опыте, много о чем еще, но в таком случае допрос грозил превратиться в интервью, а Элфинстон всегда предпочитал первое второму, и не планировал встревать в политику со своими комментариями так долго, как это вообще было возможно..
- С этими вопросами вам лучше обратиться в пресс-службу, я сегодня не уполномочен выступать с заявлениями.
Значит, по понятным причинам, имен не называли. Понятные причины были не очень понятны главе аврората. В конце концов, чего тебе стесняться, если ты защищаешь то, что считаешь правильным? Прятать лицо, скрывать имя - это приемы преступников, вот там как раз причины понятные. Видимо, и участники этих беспорядков осознавали, что отнюдь не похожи на невинных агнцев. И все же причины его мало интересовали. Больше его интересовали формулировки Гриффита, который упорно не желал отвечать на вопросы напрямую.
- Вы знаете настоящие имена тех, с кем встречались во время митинга? Вы довольно долго находились там: это все вопросы, которые вы задавали? Вы не интересовались, кто был организатором митинга? Ведь наверняка вашей аудитории должно быть интересно знать, кто пытается заявить о себе прямо перед выборами и послушать заявления из первых уст.
Перо зафиксировало еще одно имя. Уркхарт не знал в министерстве никого, кто мог бы называться Фредегаром Уиппетом, но его существование и запланированность встречи с Гриффитом несложно было уточнить. Элфинстон кивнул в знак того, что уточнит непременно, затем продолжил допрос.
- Вам известно что-нибудь о дальнейших планах организаторов митинга?

+2

7

Глава аврората не хотел отвечать, и Брайан прекрасно понимал его нежелание. Однако уход от ответа часто содержит не меньше информации, чем сам ответ, и это все, что требуется журналистам.
- Обязательно, мистер Уркхарт. Я просто прошу вас пояснить мне мое положение. Дело, в рамках которого вы намерены меня допросить, предполагает преследования участников митинга вопреки словам министра Тафт? И хотите ли вы увязать это дело с беспорядками на юге или я буду допрошен по двум разным делам?
Для него лично ответ на второй вопрос не имел принципиального значения, пока журналисты при выполнении служебных обязанностей оставались неприкосновенны. Подлинный вопрос заключался в том, насколько аврорат способен доказательно связать между собой два этих события. Ответ Брайан искал в мимике главы аврората, в его взгляде и интонациях, а позже будет искать его в вопросах, которые услышит. Поиск информации вечен.
- Мне известны настоящие имена нескольких человек, которых я встретил среди участников митинга, но не организаторов. Предполагаю, что эти имена не являются тайной и для вас, старший аврор, поскольку все могли видеть моих знакомых на этом мероприятии, они не скрывали лица.
Вопрос о том, какие это имена, так и не прозвучал, но если бы и прозвучал, Брайан не собирался их называть из принципа, обязывающего журналиста при необходимости скрывать источники информации. Возможное наказание за это прегрешение сейчас его забавляло: было бы небезынтересно получить штраф или даже арест за сокрытие сведений о людях, со слов Тафт не сделавших ничего противозаконного. Из этого получилась бы прекрасная новость, которую радио, конечно, не могло бы упустить, а адвокаты не могли бы упустить повода проехаться по аврорскому рвению. Словом, не было никаких причин облегчать правопорядку его сложную, опасную, так нужную обществу работу.
- Я действительно задавал другие вопросы другим участникам митинга. Я спрашивал, что побудило их принять участие в митинге, какой реакции на свои действия они ожидают, опасаются ли потери рабочих мест, какие действия нового министра и нового правительства могли бы завоевать их доверие, и так далее. Возможно, я задавал и другие вопросы, исходя из контекста, уже не припомню. Я не спрашивал, кто является организатором митинга. Никто не ответил бы мне, а я потерял бы контакт с собеседниками. По моим предположениям это мог бы быть человек, называющий себя Уотом Тайлером.
Искушение поговорить о себе было весьма велико. Брайан ждал вопросов о личности Тайлера, какой-то оценки его несомненно преступных, по мнению аврората, действий, словом, любого внимания, какое аврорат мог бы ему предложить. Политикам требуется внимание, в конце концов.
Фредегару Уиппету вряд ли грозили большие неприятности в связи с тем, что Брайан использовал его как прикрытие для своего появления в Министерстве. Уиппет уже получил свои извинения по поводу того, что встреча была отменена, и заверил, что понимает стремление Гриффита исполнить свой долг.
- Только с их слов, старший аврор, но они не анонсировали ничего конкретного. Только то, что они намерены продолжать свою борьбу до тех пор, пока Министерство, я цитирую, не восстановит справедливость. Расценивают ли они текущее положение дел так, что Министерство восстановило справедливость, мне неизвестно.

+2

8

Журналист еще не понял, что здесь он не журналист. Вопросы прозвучали опять, но теперь уже другими словами. Дались ему эти преследования! В самом деле, послушать его, так казалось, что из Атриума господ протестующих доставили прямо в Азкабан, вместе с палатками и плакатами. Тафт, конечно, благородно пообещала им всем, что власти закроют на выходку глаза, пообещала, прекрасно понимая, что и без обещаний ни один из митингующих не намитинговал на тюремное заключение, максимум - на выговоры и штрафы. И все же Уркхарт получал приказы не непосредственно от Министра, а от главы своего департамента, а тот не спешил закрыть дело. Как ни странно, Элфинстон был с ним согласен: судов и наказаний, может, и не будет, а информация о нестабильных элементах аврорату не помешает.
- Разумеется, мистер Гриффит. Ваше положение - это положение свидетеля. Вы ведь были свидетелем названных мною событий, не так ли? Здесь вы находитесь исключительно по собственной воле, чувствуя на себе гражданскую ответственность, то есть вас как участника митинга аврорат не преследует. Если однако же вам кажется, что вас преследует кто-то другой, пожалуйста, сообщите нам об этом, чтобы мы приняли необходимые меры. Что касается остальных вопросов, не думаю, что вам стоит забивать голову процедурными деталями, которые едва ли имеют отношение к тому, о чем вам следует свидетельствовать.
Отрицать, что знает имена тех, кого интервьюировал, репортер не стал. Правильное решение. И одновременно с этим, далекоидущее. Потому что следующий вопрос, наверняка, вполне ожидаемый, Уркхарт задать не поленился.
- Хорошо. В таком случае, назовите, пожалуйста, настоящие имена участников митинга.
Увы, в остальном память свидетеля подводила. Да, действительно, как можно требовать от журналиста помнить о том, какие он задает вопросы. Это же дело вдохновения. Ответы тоже помнить не обязательно, для статей или выпусков своих программ можно и новые сочинить. Забавно, что он не помнил, какие вопросы задавал, но точно помнил, каких не задавал. И в самом деле, ни одному толковому репортеру не придет в голову попытаться докопаться до истины и найти тех, кто организовал митинг. или нет? Если Гриффин не врал, если он действительно не спрашивал, это могло значить только то, что организаторов н знал намного лучше, чем знали их простые Смиты, с которыми удалось поговорить.
- Вы только что сказали, что не знаете организаторов, однако теперь уверенно утверждаете, что эти люди организаторами не являлись. Я наблюдаю здесь некоторое противоречие, мистер Гриффит, вы можете как-то прояснить его?
Предположения тоже были интересными. Гриффит вообще много предполагал. И его допущения, высказанные, между прочим, в эфире, часто соответствовали истине, которую тот не должен был бы знать. Впору подумать о карьере предсказателя, в самом деле: в последние столетия в этой стране хорошие предсказатели исчезли как вид - а тут такое. Но журналист отчего-то не спешил проявить себя в этом деле, хотя мог бы выбрать себе карьеру начиная от работы на Отдел Тайн, заканчивая ставками на квиддичные матчи. Может быть, не испытывал тяги к деньгам. Может, его пророчества ограничивались исключительно деятельностью радикалов. Второй случай интересовал аврорат больше, поэтому Уркхарт не стал грести против течения и развил тему.
- Расскажите, что вы знаете о человеке, называющим себя Уотом Тайлером.

+2

9

Брайан понимающе улыбнулся. Глава аврората не мог не понимать, что уход от прямых ответов на вопросы не влечет за собой таких приятных последствий, как полное и добровольное сотрудничество подозреваемых со следствием. Если все же он не понимал, жизнь могла ему все разъяснить.
- Совершенно верно, старший аврор. Я нахожусь здесь исключительно благодаря обостренному чувству гражданской ответственности и надеюсь, что государство в вашем лице понимает, как важно иметь свободную прессу и не препятствовать ее работе. Поэтому я возражаю против того, чтобы считаться участником митинга. Независимо от того, разделяю ли я убеждения собравшихся, я и мои коллеги всего лишь выполняем должностные обязанности, а это невозможно без личного присутствия на месте событий.
Итак, о чем говорило нежелание пояснить, связывает ли аврорат два дела между собой и объединяет ли их в одно? Возможно, об исключительно мелочном нежелании мистера Уркхарта идти на уступки в разговоре, но возможно, и о слабости его позиции. Хотя умалчивание ведь не могло пойти ему на пользу в любом из этих случаев.
- Я отказываюсь отвечать на этот вопрос, старший аврор.
Гриффит улыбнулся снова. Ему была интересна реакция Уркхарта на отказы и улыбки и он знал о своей безнаказанности. Но даже если бы он сомневался в ней, это не заставило бы его стать откровеннее.
- Может быть, вам известно, что журналисты придерживаются правила не раскрывать источники информации. Люди, о которых я говорю, несомненно являются моими источниками информации и вправе рассчитывать на мою лояльность.
Тогда как аврорат отказался служить источником информации, и благодаря этому упущению не мог рассчитывать на аналогичное отношение. Брайан все еще не видел причин облегчать аврорату работу, которая весьма неплохо оплачивается в сравнении с остальными квалифицированными профессиями.
- Кроме того, я не в курсе процедурных тонкостей, - понимающий вздох, - и потому считаю, что в связи с заявлением министра мои знакомые не могут являться фигурантами вашего дела. А у аврората, помнится, нет полномочий расспрашивать меня о любых моих знакомых. Извините, старший аврор.
Ловить людей на слове всегда увлекательно. Старший аврор хотел повторить этот же трюк, но Брайан был более опытным игроком и ловил людей на слове гораздо дольше, и еще не давал поймать себя.
- Да, разумеется. Во-первых, Смиты сами заявили, что не являются организаторами, и во-вторых, я им поверил, поскольку они не производили впечатления явных лидеров. Скорее они были похожи на... хм... подручных, так можно выразиться? Кто-то, кто не рядовой участник, но на вторых ролях. Разумеется, я могу ошибаться.
Наконец наступила его минута славы. Личность Уота Тайлера продолжала интересовать многих, даже его собственных сторонников. Благодаря этой таинственности Брайан был лишен всенародной любви, но одновременно защищен от того, что кто-то выдаст его старшему аврору Уркхарту или его подчиненным. Безопасность гораздо важнее, когда планируешь революцию.
- Я знаю, что это имя - скорее всего псевдоним. Точно так же звался один из лидеров народного восстания в XIV веке, если я не ошибаюсь. О мистере Тайлере заговорили в августе, после того, как стало известно, что Алан Кэмпбелл скрылся от аврората. Он выдвинул ряд радикальных требований и тем привлек к себе внимание. С его именем связывают все позднейшие протестные акции. До сих пор он не раскрыл свою личность и никак не взаимодействовал с прессой.

+2

10

В том, что государство понимает, Уркхарт не сомневался. Если бы не понимало, то не имело бы свободную прессу так часто и тщательно, что ее практически не осталось. Не совсем понятным оставалось однако, как понимание государства связано с тем, что Гриффит не стал возражать, что был на митинге, главе аврората казалось, что это, скорее, должно быть связано с нежеланием этого самого Гриффита быть обвиненным во лжесвидетельстве, но в целом, его мотивация ничего не меняла, важны были только его ответы. Ответов, увы, нет. Впрочем, может быть, мистер Гриффит просто забыл нечто важное, и стоит напомнить ему некоторые детали.
- Журналистская этика - это хорошо, однако она не распространяется на сведения, необходимые следствию. У аврората есть полномочия расспрашивать вас об участниках событий. Вы можете отказаться давать показания только в отношении себя и членов своей семьи. В ином случае это будет рассматриваться как создание препятствий следствию.  Вы понимаете, о чем я говорю?
Он говорил о том, что в самом ближайшем будущем свидетель мог перестать быть свидетелем и стать подозреваемым, а потом - очень быстро - обвиняемым, правда, уже по другому делу. Именно к этому и вел отказ давать показания без очень веских и строго очерченных законом причин. Из упрямства или негласных законов прессы, которых можно было придумать и на ходу несколько десятков, и которые никоим образом не беспокоили аврорат. Можно было бы посочувствовать, можно было бы закрыть глаза на в целом несущественную - имена большинства участников давно были в распоряжении авроров - информацию, которой Гриффит не хотел делиться. Но почему-то не получалось. Может быть из-за того, что в последнее время журналисты, особенно эти, с радио, слишком активно фигурировали то в одном, ту в другом деле. И это могло бы быть совершенно случайным совпадением - в конце концов, по делу Нотта были допрошены все, кто имел к нему хотя бы самое отдаленное отношение, и безрезультатно - но именно такие совпадения Уркхарт терпеть не мог. Поэтому отступать сейчас от путеводной нити закона, даже одной ногой отступать, чтобы облегчить репортеру жизнь, он не планировал.
Что же, ситуацию с так называемыми Смитами журналист прояснил достаточно ловко. Он и в самом деле имел некоторое право на домыслы, и имел право искренне в собственные домыслы верить, чем успешно пользовался. Элфинстон такого права не имел, поэтому в домыслы Гриффина углубляться не стал, предпочитая сосредоточиться на фактах или их подобии. Пока что однако факты не были откровением: все сказанное про Уота Тайлера аврорату было отлично известно, как и широкой общественности. Мистеру Гриффину, пожалуй, стоило бы сообщить хотя бы немного нового, чтобы создать образ действительно хорошего журналиста.
- Вы знаете его настоящее имя? Он выходил на контакт с вами напрямую или через посредников?

0


Вы здесь » Sede Vacante » Прошлое » Думай что говоришь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC