Sede Vacante

Объявление

ОЧЕРЕДНОСТЬ:
А сколько у нас шпаг? - Antonin Dolohov
Нам нужен мир - Walburga Black

НОВОСТИ:
11.12.2016 - Время в игре переведено на сентябрь. Просим ознакомиться с событиями.
23.11.2016 - Объявлен рождественский флэшмоб! Администрации нужен повод раздать подарки, не подведите ))
25.10.2016 - Время идет, события не стоят на месте. Ознакомиться с тем, что происходит в игре, можно в теме Сюжет.
16.10.2016 - форуму исполнился год! Основное буйство жизни по этому поводу состоится в темах Подарочек ко Дню рождения и Пять вечером с амс. Присоединяйтесь! ))
6.09.2016 - поставлен новый дизайн, без повода ))
2.07.2016 - запущен новый массовый эпизод Ad valorem, к которому, о счастье, можно присоединяться на ходу ))
10.05.2016 - Плановая замена в составе амс ))
20.04.2016 - Перевод времени состоялся, началась запись в новые массовые квесты, сменился министр. Следите за новостями ))
10.04.2016 - Завершился квест Подрыв устоев, анонсирован перевод времени. Не упустите свой шанс повлиять на сюжет ))
27.03.2016 - В матчасти образовались дополнения, и мы надеемся, они не оставят вас равнодушными ))
4.03.2016 - Поздравляем с завершением первого массового квеста Требуют наши сердца и просим ознакомиться с его итогами ))
21.12.2015 - Все эпизоды включены в Хронологию, с которой теперь можно сверяться, выстраивая линию своего персонажа )
11.12.2015 - Запущен квест Требуют наши сердца, самое время предаться политике и интригам ))
16.11.2015 - Стартовал первый сюжетный квест.
23.10.2015 - Открыта запись в первые массовые квесты.
16.10.2015 - Sede Vacante официально открывает свои двери для всех желающих. Мы рады видеть тех, кто не боится заглянуть в прошлое и начать свой путь оттуда, самостоятельно выбирая, какой станет история дальше.
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
АДМИНИСТРАЦИЯ:
MinervaWalburgaDruellaNobby

СЮЖЕТ:
Сентябрь 1947 года. Великобритания. В связи с протестами магглорожденных в стране введено чрезвычайное положение. Однако в Министерстве уверены, что это не может помешать ни демократическим выборам нового министра, ни финалу чемпионата по квиддичу. Или все же может?

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sede Vacante » Настоящее » Далеко ли до Таллинна?


Далеко ли до Таллинна?

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

1. Участники: Pollux Black, Roderick Lestrange

2. Дата и место действия: 2 сентября 1947

3. Описание: В какой-то момент все пошло не так, и неплохая идея, которая подразумевала веселье, превратилась в большую проблему, которую не решишь своими силами. Значит, надо привлекать чужие, что, зря что ли новыми родственниками обзаводились?

0

2

Что такое семья? Семья - это основа. Потому к соединению двух семей стоило подходить вдумчиво и осмотрительно, не так, как поступила Вальбурга. Поллукс Блэк нередко бросался громкими словами, однако предпочитал молчать сейчас, но это не значило, что фактическое предательство дочери он понял, простил и смирился с этим.
Лестрейнджи были подходящей семьей, могли похвастаться не меньшей древностью рода и подобающим отношением к чистоте крови. Изъяви дочь такое желание, о браке можно было договориться как положено, со всеми сопутствующими церемониями и обрядом. Тогда она стала бы женой Лестрейнджа не по факту узора на его фамильном гобелене, но и в глазах всего общества, не оказалась бы в неловком и компрометирующем положении. И не поставила бы в такое положение всю семью!
Словно мало было проблем от ареста Дореи, которой пришлось все же отправиться в Азкабан. Поллукс понял, что уже ничем не сможет помочь ей, разве что впридачу потеряет свой пост. Этого нельзя было допустить, нельзя было позволить Блэкам растерять полномочия в Министерстве магии. В конце концов, у Поллукса были жена и дети, о благополучии которых он обязан был позаботиться. Если бы некоторые из этих детей не платили за заботу черной неблагодарностью!
Сейчас Вальбурга оставалась дома, ей хватило ума не поднимать вопрос на своего переезда к Лестрейнджам, пока о браке не будет объявлено официально. Однако Поллукс все еще не успел увидеться с ней и высказать все, что он думал: дочь умело не попадалась ему на глаза, а разыскивать ее и ставить в известность всю семью, включая сыновей, он пока что не хотел. Чем меньше людей знают о проблеме сегодня, тем меньше узнают о ней завтра.
Родерик Лестрейндж написал письмо через несколько дней с момента их с позволения сказать свадьбы и попросил о разговоре. Блэк ответил согласием и приказал эльфам провести гостя в его кабинет, как только тот прибудет. Больше никаких специальных приготовлений к визиту Лестрейнджа не требовалось.[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

3

План Тони какзался неплохим. То есть, Родни готов был сказать, что план гениален, но сам Долохов как будто не был в восторге, видимо, замечая подводные камни, но не спеша делиться информацией. Лестрейндж был ему за это благодарен. Слишком много информации - совсем не то, что ему сейчас было нужно, о нет. Ему нужна была уверенность, та, которую он раньше находил в Томе, а иногда в отце, но теперь потерял и то, и другое, и наощупь искал новую опору.
Хотя искать надо было совсем другое. Надо было искать выходиз той идиотской ситуации, в которую загнала его Макгонагалл. Поллукс мог бы помочь. И должен был помочь, даже несмотря на то, что не знал о том, что они теперь родня намного более близкая, чем привыкли быть.
Родни не спешил заявлять об этом новом статусе и по-родственному просто вламываться через камин. Он сделал все как полагается: написал письмо, дождался ответа, аппарировал у ворот и прошел к двери по садовой дорожке, а потом даже позволил эльфу идти рядом с собой до кабинета главы семейства, хотя впервые видел, чтобы домовики Блэков в присутствии гостей были такими... заметными. Но это не значило ровным счетом ничего. Не должно было значить.
Еще Родни думал, что встретит по пути Вэл. Ей он тоже написал, в конце концов. Надо было не писать, надо было бы бросить в камин горсть пороха и поговорить с ней напрямую. Но что-то останавливало: может неловкость от немного двусмысленной ситуацией с Минервой, а может, потому что дом, в котором он временно обитал, конечно, не был подключен к сети, а камином Тони он не рискнул бы воспользоваться, да тот бы и не позволил.
- Здравствуйте, мистер Блэк, - произнес он, наконец оставшись без назойливого внимания эльфа. - Рад вас видеть.
Не то чтобы он действительно был рад, но ситуация требовала соблюдения приличий, а приличия требовали высказать безмерное счастьюе от встречи, и Лестрейндж старался как мог.
- Жаль, что мы видимся так редко, а сегодня еще и по необходимости. Но, боюсь, то, что я писал в письме, правда. Я в непростой ситуации, и пришел просить вашей помощи. Я бы не рискнул просить, если бы существовали другие способы, но увы, кроме вас никто не сможет сделать этого.
Итак, первый шаг, который традиционно считается половиной дела, преодолен. Оставалось справиться с остальными половинвами. И надеяться на то, на что Родни считал себя вправе надеяться. На то, о чем так любила говорить Вальбурга: чистая кровь - не вода. Во всяком случае, для лучших из них.

0

4

Родерик пришёл просить, это удавалось ему куда лучше, чем его выжившему из ума отцу - прикидываться всемогущим и угрожать, завуалированно или нет. Рэндалл, несмотря ни на что, не мог помочь своему сыну, так что гордость Блэка была отчасти удовлетворена. Но во многих отношениях удовлетворить её только предстояло.
- Здравствуй, Родерик. Я думал, ты придешь раньше, и не по необходимости, а добровольно.
Поллукс указал гостю на кресло у камина, который был уже разожжен по случаю осени, хотя давал не больше жара, чем требовалось для комфорта. На низком столике между ними стояла хрустальная бутылка с огневиски и два пустых бокала, однако разливать напиток не спешил ни Блэк, ни эльфы.
Он постучал пальцами по подлокотнику кресла, дожидаясь, пока на лице Лестрейнджа проявится тревога, понимание, что все обернётся не так просто, как хочется верить этому сопляку.
- Верно. Есть вещи, в которых моё участие необходимо, чтобы все прошло как следует. До недавнего времени я думал, что только я могу передать свою дочь человеку, который станет её мужем, - Поллукс продолжал барабанить по подлокотнику, и только это выдавало его желание разговаривать с Лестрейнджем, тряся его за шиворот. - Я думал, что только после моего благословения, которым не станет пренебрегать сын уважаемого человека, возможно заключение вашего союза. Я думал, что для вас обоих будет невозможно скрыть от меня эту новость и как ни в чем не бывало вернуться к повседневному общению. Однако вам все ещё удаётся меня удивлять.
Поллукс прекратил барабанить и сжал подлокотник, не поддаваясь искушению немедленно вынуть палочку.
- Итак, Родерик, на какую помощь ты рассчитываешь?[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

5

Родни сел на кресло у камина. Слова про добровольную явку он не понял, поэтому просто вежливо улыбнулся в ответ, предпочитая пропустить их мимо ушей. Не следовало бы, но мысли его были заняты более важными вопросами. Он был растерян. Он боялся. Ему было интересно, в конце концов, как пойдет этот эксперимент с оборотнем. В общем, сетования Поллукса на редкие встречи занимали его меньше многих более интересных вещей.
Вальбургой, кстати тоже. Для чего Блэк заговорил о ней и ее замужестве, Лестрейндж не знал, точнее, ему так показалось сначала, но уже через пару секунд в голове промелькнула неприятная догадка, а к тому времени, когда Поллукс договорил она успела переродиться в еще более неприятную уверенность. Он невольно подскочил с кресла.
- Я не... Откуда...
Сложнее всего было не сказать: "Это не то, что вы думаете". Это прозвучало бы довольно глупо, потому что с большой вероятностью это было именно тем, что думал Поллукс, если он не думал о чем-то совершенно отвлеченном, конечно. Но Родни совершенно не готов был именно сегодня изливать отцу Вальбурги свои объяснения и оправдания, поэтому пауза опасно затянулась.
- Мы не планировали этого. Не планировали заключать брак втайне, скрывать, - и это было самой настоящей правдой, Родни всерьез рассчитывал, что узнав о его разрыве с семьей Вэл испугается и вообще думать забудет о помолвке, но когда что шло по его плану? - Все произошло неожиданно, но это не было обычным свадебным фарсом, обеты были скреплены по-настоящему!
Сложно было объяснить, даже самому себе сложно, а если объяснять Блэку, то начинать придется с того, почему на пальце нет знака наследника фамилии. Лестрейндж надеялся, что он не спросит. А еще надеялся, что не спросит о том, что он должен чувствовать по поводу свершившегося брака, потому что он сам не был уверен в том, что ответит. Возможно, правду, но скорее всего, то, что крестный захочет услышать. Уроки слизерина не пропали даром, и теперь, справившись с паникой, Родни задумался, чего, собственно, от него хотят. Решил, что точно не просьб о помощи, во всяком случае, пока что. Сначала ритуальные танцы с поклонами, сначала убедиться, что любящий тесть сам же первым делом не сдаст его аврорату.
- Я знаю, что должен просить у вас прощения. Я сожалею, что мне не удалось поставить вас в известность об этом браке, но я не сожалеи, что он состоялся. Скажите, в какой форме я должен принести свои извинения, и я сделаю это, если это будет в моих силах.

0

6

Лестрейндж приятно улыбался, но когда он подскочил, улыбки на его лице больше не было. Поллукс снова ощутил, как подкатывает гнев - этот наглец и не собирался извещать его о случившемся. Он, видимо, считал, что может скрыть это, получить помощь и уйти, как ни в чем не бывало? Блэк холодно улыбнулся, не отвечая, откуда получил информацию, хотя искушение рассорить старшего и младшего Лестрейнджей было велико.
Неожиданность - нелепое объяснение для события, которое, за исключением обстоятельств, не было таким уж сюрпризом для обеих семей.
- И сколько же времени ваш брак должен был оставаться тайной, прежде чем вы известили бы об этом? До рождения моего первого внука или после?
Все, что называлось обычным свадебным фарсом, было ритуалом, позволяющим Вальбурге сохранить свое доброе имя в глазах общества, сохранить свое положение, сберечь достоинство семьи. Всего этого Родерик Лестрейндж ее лишил, лишил праздника, и после этого он смел быть довольным своим поступком, смел заявлять, что не сожалеет - словно у него был иной выбор. Поллукс выдержал паузу, чтобы не позволить щенку увидеть, как глубоко он задет.
- Наилучшая форма, в какой ты можешь принести свои поздравления, - немедленно объявить о помолвке и принять участие в том, что называешь обычным свадебным фарсом. Ты сделаешь это ради моей дочери, которая не заслужила позора, которому ты ее подвергаешь. Ты отпразднуешь свадьбу и назовешь Вальбургой женой в глазах всего общества. Уверен, что это в твоих силах.
Блэк откинулся на спинку кресла и вновь сжал подлокотники. Что если Лестрейндж все-таки принудил Вальбургу и потому она скрывала этот брак? В любом случае было поздно, брак состоялся, и ей предстояло прожить с этим человеком до конца жизни. Его жизни. Возможно, скорого.
- Где моя дочь? - спросил он резко. - Ты рассказал ей о своих трудностях? Тогда почему она тоже не просит за тебя?[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

7

Где был Родни, когда остальные слизеринские дети учились скрывать свои эмоции и не выдавать себя глупыми возгласами, один Мерлин знал. Наверно стоял в очереди за чем-нибудь другим, но и это быстро ему надоело, так что не достоял. И теперь он, хотя и понимал, что что-то пошло не так, понимал это слишком поздно для оправданий, когда Поллукс уже начал задавать неприятные вопросы примерно с таким же выражением лица, как задавал их после непредвиденного рождественского путешествия лет пятнадцать назад. Только тогда можно было спрятаться за свой возраст и просто с виноватым видом помолчать. Сегодня, скорее всего, это бы уже не сработало. 
- До того момента, когда имел бы возможность провести бракосочетание про всем канонам.
В арсенале Родни было не так уж и много инструментов, большую часть из них на Блэке проверять было, как минимум, неразумно, точнее, их можно было отложить на крайний случай. Так что выбор был невелик: если отбросить неработающие оправдания и виноватый вид, оставались еще обещания.
- Собираюсь сделать это сразу же, как... справлюсь с временными трудностями.
Пожалуй, он не врал даже. Теперь, когда сказал это, Родни подумал, что это и в самом деле может быть не такой уж плохой идеей. Все равно обеты уже произнесены и скреплены, от них никуда не денешься, так что никуда не деться от счастливой семейной жизни. Почему бы не устроить вечеринку? Хотя бы в вечеринках Лестрейндж разбирался и любил их вне зависимости от повода. И мог авторитетно заявить, что для действительно хорошей ечеринки неплохо было бы для начала обеспечить отсутствие на ней авроров, которые препроводят счастливого новобрачного на курорт. И таким образом приходилось возвращаться к предыдущему вопросу. Родни только собирался вернуться, но не успел, потому что крестный сделал это раньше, только его слегка занесло на развороте.
- Я должен был отправить ее просить за себя? За кого вы меня принимаете? Об этих обстоятельствах Вэл узнала первая, и до того, как согласилась на этот брак.

0

8

Великолепно. Лестрейндж признавал наличие препятствий, мешающих ему провести положенное бракосочетание прямо сейчас, но эти препятствия не помешали ему взять Вальбургу в жены тайно. Для Блэка ее согласие или несогласие не имело значения (впрочем, будь она не согласна, Лестрейндж имел мало шансов закончить этот разговор в добром здравии), поскольку главой семьи был он и он решал, могут ли его дети вступать в брак и с кем! Вальбурга еще пожалеет о том, что посчитала иначе. Вероятно, она пожалеет об этом очень скоро, если рискнет забеременеть, прежде чем брак будет заключен и пройдет приличествующий срок.
Обычными в таких случаях трудностями были наличие других женщин и, вероятно, детей, и вызванное этим несогласие невесты связываться с подобным типом. Еще препятствием мог быть уже заключенный брак, но тогда имя Вальбурги никак не могло появиться на гобелене. Препятствий другого рода Поллукс не мог себе представить. Все это могли быть только нелепые отговорки, и если к ним прислушалась Вальбурга, то он не собирался.
И для него сейчас не существовало положения дел, которое удовлетворяло бы полностью, неважно, кто просил бы за кого. Разве они не понимали, что любой вариант был плох, потому что в самой ситуации нет ничего хорошего!
- Где моя дочь? - повторил Блэк. - Почему она не явилась сама, чтобы рассказать мне, на что она согласилась?
Вероятно, ей уже хватило ума пожалеть о своей поспешности? Тогда жалеть ей придется долго. В первую очередь желая ее защитить и ни за что не допустить ее позора, во вторую Поллукс не был намерен оставить ее без приличествующего наказания, и это наказание должно было быть запоминающимся.
Отвлекшись от мыслей о том, как подвела его любимая дочь, Блэк сощурился на Лестрейнджа.
- Что же это за трудности и чем они мешают?[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

9

Настойчивость Поллукса в переспрашивании одного и того же Родни не понравилась. Во-первых, потому что Вэл была дома, а он спрашивал так, как будто не была. Он так и не понял, что это было: показательное игнорирование одного объяснения и требование другого, желание заставить нервничать или банальное незнание, что его дочь сидит в собственной спальне. Или то, что она действительно не была дома. Невольно Лестрейндж поднял взгляд куда-то в потолок, где на втором этаже поместья должна была располагаться комната Вальбурги, но почти сразу справился с собой и вернулся взглядом и мыслями к ее отцу. С Вэл должно было быть все в порядке. Она должна была быть дома, потому что иначе он бы знал.
Если бы поинтересовался, если бы все последние дни не возился с Макгонагалл, чтоб ее Мерлин, да самым противоестественным образом!
Крестному надо было что-то отвечать. Родни пожал плечами. Он не знал, чего тот добивается, что хочет услышать и увидеть - не битье же лбом об пол в приступе раскаяния. Он устал выдумывать и додумывать. Он устал от того, что отцы - его и Вальбурги - ведут себя как две совершенно одинаковых дубины. Он просто хотел, чтобы его кто-то понял, чтобы вместо обвинений и презрения получить долю участия и одобрения. Все, что ему было нужно - это немного, совсем немного одобрения. Или хотя бы понимания. Но точно не это каменное лицо последнего судии, которому не мешало бы иногда быть просто человеком. Может и с дочерью тогда было бы проще. Вот Родни было с ней проще, например.
- Испугалась? Не смогла найти слов? Ждала, пока вы заметите в ней какие-то перемены и первый заговорите? Я не знаю, почему она не ответила вам на то, о чем вы ее не спрашивали, мистер Блэк. Но я знаю, почему она не пришла просить. Потому что это моя просьба, вы откажете или поможете мне, и не стоит впутывать Вальбургу в этот разговор.
Ну вот, а теперь следовало переходить к сути вопроса, потому что учить Поллукса быть нормальным родителем было как-то поздно уже, а вот спасать Родни от авроров - еще нет. Вообще-то, он хотел поговорить об этом совсем по-другому, в обстановке спокойной и доброжелательной, хотел все объяснить и получить заверения в том, что Блэки никогда не предадут идею общности чистой крови и постоят за Лестрейнджей во что бы то ни стало. Увы, не срослось, и объяснять приходилось кое-как, да и на поддержку вряд ли рассчитывать. Может быть, знай он, как повернется дело, Родни вообще бы искал помощи у кого-нибудь еще, но теперь уже поздно было отступать. Он опять осторожно опустился в предложенное кресло.
- Мне необходимо отбыть за границу, мистер Блэк. Дней десять назад. Иначе, боюсь, меня могут обвинить в том, что считается преступлением.

0

10

Представления Лестрейнджа об отношениях в семье были воистину детскими. Поллукс упрекнул бы Рэндалла в том, что он воспитал своего сына инфантильной тряпкой, но в глубине души опасался взаимного упрека в том, как воспитал свою дочь. Ведь это именно Вальбурга сейчас пряталась от отца, словно нашкодившая кошка!
Поллукс пожал плечами и никак не стал комментировать мотивации, достойные младенцев. Его не напугает перспектива доносить до этих двоих, словно до детей, необходимость вести себя достойно. Если ему придется быть жестким, он будет жестким. Если Вальбурга не осознает, что это дело теперь и ее тоже, ей придется понять. Если не осознает Лестрейндж, ему придется тем более.
- Советую вам обоим не забывать, что вы теперь связаны друг с другом и мои решения будут касаться обоих. Ты уже впутал мою дочь и меня, без моего ведома, в то, что с тобой происходит.
Поллукс раздраженно мотнул головой, указывая крестнику на кресло и ожидая, что тот наконец перейдет к сути вопроса. Теперь он жалел, что не стал добиваться от старшего Лестрейнджа немедленной выволочки для обоих.
Еще сильнее он пожалел об этом через секунду, когда понял, что Вальбурга стала женой преступника. Он посмел жениться на ней до того, как уладил этот вопрос! От ярости Поллукс на мгновение ослеп, но когда это прошло, он к собственному удивлению очень спокойно произнес:
- В чем именно тебя могут обвинить и что из этого ты действительно сделал?[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

11

Родни покаянно склонил голову. Это помогло ему не закатить глаза. В каком возрасте проявляется необъяснимое и непреодолимое желание чувствовать себя человеком, одно движение пальца которого коренным образом меняет жизнь любой твари во вселенной? Когда человеком завладевает маниакальное желание донести эту свою особенность до всех, кто его окружает? В конце концов, что заставляет любого "умудренного жизнью" читать нотации до посинения? В чем интерес? Родни не понимал, но надеялся вовремя заметить такие симптомы у себя, не упустить момент, когда вместо того, чтобы брать вся от своей собственной жизни, он начнет портить жизнь другим, невинным, людям. Однако пока что, увлекшись звуком собственного голоса и мудростью изрекаемых мыслей, Поллукс случайно дошел именно до того, что Лестрейндж весьма хотел донести до него, но не мог подобрать нужных слов: любое его решение рикошетом ударит по Вальбурге. Родни тихо и печально вздохнул, с трудом подавив радость от того, что напрямую говорить об этом не придется.
- Да, сэр.
Новость Блэку не понравилась. Ничего удивительного, Родни она не нравилась тоже, но крестного прямо перекосило. Лестрейндж дал ему несколько секунд осознать и прийти в себя. Заодно припомнить, что от его решений непосредственно зависит то, как будет дальше жить его дочь. Он, похоже, вспомнил, во всяком случае, в его вопросе не прозвучала уверенность в том, что по Родни плачет Азкабан. Это немного приободрило.
- Там был один сквиб, мистер Блэк. Женщина, которая работает в больнице, которая была там, когда убили Маркуса. Я задал ей несколько вопросов, но она не желала отвечать, и я задал их настойчивее. Я должен был знать, понимаете?..
Он опять вспомнил тот день, слишком хорошо вспомнил. Все еще не мог поверить, что Нотта не убивали, что это нелепая случайность. Может быть, она все-таки смогла как-то солгать, может быть, не надо было останавливать Вэл, когда та достала свой кинжал, или еще раньше, круциатус и не таким упрямым языки развязывал. Думать об этом теперь - все равно что рыдать над пролитым зельем, но выбросить из головы не получалось. Родни теперь не смотрел на Поллукса, он сидел и разглядывал свои руки, как будто все невысказанные вопросы предназначались им.
- Это же сквиб, это даже не... не преступление, она должна была ответить мне сразу. А потом она описала мою палочку, и один из авроров узнал ее, когда увидел у меня.

0

12

Сквиб? Это не так уж и страшно. Если б только существовал способ определять из во младенчестве и топить, как котят-уродцев, это пошло бы только на пользу стране. Взять хотя бы Мариуса. Блэк кивнул было, но услышав про больницу, нахмурился. Сквибом из больницы могла быть только сестра Уркхарта, вокруг похищения которой он поднял такой шум, словно их семье не сделали большое одолжение. Волей-неволей ознакомившись с делом, Поллукс знал то, о чем по неясным пока причинам не пожелал упомянуть крестник.
- Предположим, - согласился он сдержанно. - Кто был твоим сообщником?
Смерть Нотта, без сомнения, потрясла всех. Поллукс помнил, как была растроена Ирма, как огорчилась Вальбурга и даже Альфард не остался равнодушным. Сам он тоже принял эту смерть близко к сердцу, но утверждать, будто Нотта убили, могли лишь его безутешные родственники.
- Зачем ты оставил сквиба в живых?
Такие вопросы не должен задавать глава Департамента охраны магического правопорядка. Однако Блэк задавал его как отец, в первую очередь занятый тем, что муж его любимой дочери совершил подобную глупость и поставил будущее Вальбурги под удар.
Упоминание авроров вызвало у него глухое раздражение. Пропажа одного аврора уже поставила департамент на уши и стала достоянием прессы, и словно мало было этого...
- Макгонагалл, - Поллукса осенило.
Что ж, Родерику хватило ума и сноровки убрать с дороги аврора, и это делало ситуацию менее безнадежной, чем она показалась вначале. Блэк не видел необходимости вообще улаживать дело, если все было так, как он понял.
- Для чего тебе портал? Ты уничтожил тело?[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

13

Перемена настроения Блэка не была заметна на его лице или в его движениях. В голосе тоже не отразилось никаких перемен, и все же что-то поменялось, может в самом застывшем в комнате воздухе, густом и прокисшем, как тыквенный сок на вечеринке, куда принесли сливочное пиво. Родни приободрился, но ненадолго, как раз до следующего вопроса. Он замер в нерешительности. Выдать Вэл было плохой идеей, это он тоже скорее чувствовал, чем знал. Идея банального шантажа отпадала сама собой. И все же, крестный знал про то, что они были вдвоем, и надо было отвечать.
- Том, сэр, - Родни уставился в пол и повторил тише. - Том Риддл, наш с Маркусом школьный друг.
Пожалуй, это не было такой уж откровенной ложью. Том мог бы быть там, если бы не сбежал несколькими днями раньше. Том мог бы быть там, если бы не был напрямую связан со смертью Нотта. Том мог бы быть там, если бы не был предателем.  Он мог быть там, но его там не было, а впутывать еще кого-нибудь было попросту глупо, и к тому же уже поздно.
Еще один вопрос хлестнул его так, что Родни отшатнулся и посмотрел на Поллукса, не понимая, должен ли бежать или защищаться. Он хотел сказать, что не убийца, что он не убивает людей и не собирается учиться, но слова застряли в горле, потому что память услужливо подсказывала, что это не так, что один раз он убил, и не важно, сколько лет назад это случилось, а раз убил один, то убьет и снова, стоит только постараться. Ощущая в голове этот голос, Лестрейндж чуть не забыл о крестном и этом допросе, теперь он хотел бежать от себя, потому что защититься от такого противника не было ни малейшей надежды. Впрочем, спрятаться тоже было негде. Несколько секунд он молчал, пытаясь заставить голос в голове умолкнуть, но бесполезно, и только ответ, может быть слишком громкий для этой небольшой комнаты, заставил его умолкнуть на время.
- Она упала с огромного утеса, просто не могла выжить, - Лестрейндж закрыл глаза и устало откинулся на спинку кресла. -  Я ошибся.
Неужели нельзя было просто помочь? В конце концов, Родни не хотел от крестного ничего сверхъестественного: только портал. Все остальное уже было продумано. Да, может быть, с Вальбургой и в самом деле получилось не очень хорошо, а если вспомнить ссору с отцом, еще и запредельно абсурдно. Да, он ошибся. Он слишком часто ошибался в последнее время, все дальше и дальше загоняя себя в чертову ловушку, в лабиринт, в котором была единственная дорога - вперед, прямо в гости к минотавру. Еще одна ошибка повисла в воздухе звуком фамилии. Родни скривился. Надо было раньше подумать о том, что Блэк может знать намного больше, чем знает отец. Но зато теперь хотя бы не надо объяснять эту часть проблемы. Только ответить. И Родни, не меняя своего положения в кресле, просто покачал головой.

0

14

Блэк был уверен, что уже где-то слышал фамилию "школьного друга" Тома Риддла, но уже не помнил, в какой связи. Видимо, о нем говорила Вальбурга. Хотя персона Риддла его не волновала.
- Он будет молчать? Его не подозревают?
Поллукс знал бы и сам, но похищение сквиба, как и исчезновение Макгонагалл, вызывало у него только злорадство, а не желание искать виновных. Аврорам, отправившим Дорею в Азкабан, вернулось то, что они сделали с его семьёй. Ему даже усилий прилагать не потребовалось - оказывается, обо всем позаботился новоявленный зять.
- Хорошо, хорошо, - произнес он, раздосадованный тем, что Родерик так быстро скис. - Ещё какие-то улики против тебя и Риддла существуют?
Их нужно было уничтожить сейчас же. Его дочь не должна была оказаться под ударом вслед за своим мужем. Нужно было уничтожить все, что могло нанести Блэкам урон. Семья уже пострадала достаточно.
Лестрейндж не мог этого не понимать, но по его кивку Блэк без дальнейших расспросов понял, что Макгонагалл еще жива. Он нахмурился.
- В чем дело? Ты решил и ей стереть память и оставить в живых?
Но что-то не складывалось. Даже если крестник оказался слабоумным паникером, проще было позаботиться о секретности как-то иначе. Если только он и здесь не оставил следов, которые разнюхают аврорские ищейки.
- Тебя можно связать с похищением? - недоверчиво произнес Поллукс, надеясь услышать однозначное "нет".

0

15

Версия с Томом, как ни удивительно, не вызвала ни малейших сомнений у Поллукса. Может быть, если бы Родни назвал выдуманного прямо на месте знакомого из Венгрии, тоже бы прошло, но теперь менять показания было поздно. В общем, это было совершенно не важно: наследник Слизерина даже не узнает о том, что каким-то образом причастен к самостоятельному расследованию его однокурсниками дела Маркуса. Вряд ли ему это вообще будет интересно.
- Нет, против него нет никаких подозрений. И, конечно, он будет молчать.
Впрочем, он молчал бы в любом случае. Глупее всего со стороны Риддла было бы свалить всю вину на Лестрейнджа, привлечь к нему внимание аврората. Родни просто знал слишком много. Слишком много того, что могло бы заинтересовать власти, слишком много того, что могло бы выстлать Тому красную дорожку к известной башне посреди холодного моря. Тома можно было назвать кем угодно, но только не идиотом, он прекрасно понимал перспективы и не позволил бы аврорам услышать разные занимательные истории, в том числе и о загадочной смерти грязнокровки в школе, и о двух хоркруксах.
Выбранная тактика работала неплохо, во всяком случае, пока что. От всяких неприятных угроз Блэк довольно быстро перешел к "хорошо" и более или менее деловому разговору. Пришлось хорошо подумать, прежде чем ответить, хотя Родни и считал, что если бы какие-то значительные доказательства против него существовали, глава Департамента узнал бы об этом точно раньше него самого.
- Улик нет, это только ее подозрения, а моя палочка, - он вытащил палочку и задумчиво покрутил ее в руках, зная, что совсем скоро с ней придется надолго попрощаться, - моя палочка пропала уже давно, я пользуюсь другой.
А еще у крестного был в запасе один универсальный способ решить любую проблему, и он опять его озвучил. Довольно специфический выбор для главного хранителя правопорядка. Но одно дело, когда речь шла о сквибе, и совсем другое, когда вопрос был в жизни мага, причем одного из авроров, его же подчиненных. В связи с этим в памяти опять почему-то всплывал Том. Казалось, эти двое нашли бы общий язык намного проще, но Поллуксу не повезло на этот раз, помогать ему придется не талантливому Риддлу. Родни наклонил голову к плечу и с сомнениям глядя на него, ответил негромко.
- Я не убийца, мистер Блэк. Я не убиваю людей.
Может, в его ответе и была заминка, совсем небольшая, почти незаметная. Один раз он оказался убийцей - всего один и давно, но так и не смог убедить себя в том, что этого не было. И если он убил один раз, то разве в другой не будет намного проще? Лестрейндж непроизвольно сжал палочку пальцами.
- У нас была встреча в тот день. Мы договаривались в письмах, и мне не удалось найти и уничтожить те, что остались у нее. Поэтому мне и нужен портал. Меня не должно быть в стране в эти дни. Эти письма не должны быть моими письмами.

0

16

Верно, о своем участии в похищении существа, которое защищает закон, лучше помалкивать, даже если ты остаешься школьным другом Лестрейнджа. Особенно если ты остаешься школьным другом Лестрейнджа, мог бы сказать Поллукс, с тех пор, как Лестрейндж женился на Вальбурге Блэк.
Но он не мог полностью оставить этот вопрос на усмотрение неизвестного мальчишки.
- Где он сейчас? Чем занимается?
Отсутствие улик также говорило в пользу того, что ситуацию удастся разрешить с минимальными потерями. Поллукс нахмурился, глядя на палочку, которую крестник так беспечно вертел в руках. Если это была та самая, а был шанс, что это та самая, то почему он до сих пор не избавился от нее?
- Ты уже сменил палочку? Позаботься, чтоб она не выглядела слишком новой.
Поздновато было демонстрировать свое чистоплюйство теперь, после того, как сквиб был похищен! По свидетельствам медиков, с этой женщиной обращались жестоко. Блэк считал, что пытать людей немногим лучше, чем убивать их, как минимум с точки зрения собственного душевного комфорта. Он наклонился к крестнику и внимательно посмотрел ему в глаза.
- Ты будешь делать то, что нужно, чтобы защитить свою семью. То, что нужно сделать, чтобы от твоих развлечений со сквибом не пострадала моя дочь. Это последствия твоей неосторожности, так будь любезен оградить от нее Вальбургу, что бы ни пришлось сделать!
Хотя само исчезновение Макгонагалл в этой ситуации уже не могло помочь. Для чего потребовалось писать аврору письма и назначать в них встречу, Блэк понять не мог. Он заподозрил бы роман, если бы мог представить наследника Лестрейнджей с какой-то полукровкой, к тому же непривлекательной.
- Я обеспечу тебе портал, - произнес он недовольно. - Крайне желательно, чтоб твое присутствие в стране после выбранного дня нельзя было доказать. Но что ты сделаешь с аврором?[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

17

Иногда крестный до боли напоминал отца. Нет, они были совершенно разными, и все же иногда в глазах, в голосе, в мимике, в самом воздухе вокруг Поллукса возникало что-то, что неуловимо связывало этих двоих и пугало. Интересно, что бы он сделал, если бы это его сын положил бы перед ним перстень наследника? Интересно, что он сделает, если открыть ему глаза на то, что представляет из себя Альфард? Наверно, сначала убьет того, кто это сделал.
- Его нет в стране. Он будет молчать.
Советы насчет палочки Родни выслушивал молча, не слишком вдумываясь, продолжая думать скорее о тех вопросах, на которые уже ответил. Где Том сейчас, чем он занимается. Может быть, он бежал из Англии просто так, потому что понял, как далеко зашел и почувствовал угрозу. Но это было не похоже на Наследника, совсем не похоже. Скорее всего, он действительно делал что-то. Где его найти? И как, если Лестрейндж не может покинуть Британию. Или забыть о нем, оставить в покое, пусть делает, что хочет? Пусть делает, что должен. Они все будут делать то, что должны.
- Так и есть, - он не стал спорить, с чего бы ему спорить? - Я буду делать то что нужно.
Лестрейндж все еще крутил палочку в руках. Он будет делать то, что нужно, вот только необходимо понять, что именно нужно. Убить Макгонагалл? Нет, это плохая идея, а план Тони достаточно хорош, чтобы обезопасить всех, кто замешан в этой истории. Нужен только портал. Если не будет портала, план придется перекраивать, искать другие способы. Но это не худшее. Если Блэк откажется помочь, и при этом будет знать все то, что ему пришлось сегодня услышать... Нет, нельзя было допустить этого, слишком опасно. Родни крутил палочку и смотрел только на нее, не поднимая взгляд на крестного и терпеливо ожидая ответа. Поллукс знал, что говорил. Он сделает все, что нужно. Он ликвидирует последствия своей неосторожности, чего бы ему это ни стоило. Чего бы это ни стоило им обоим. Он убил человека лишь однажды, но в следующий раз будет проще. Должно быть...
Но Блэк вдруг взял и согласился. Это было почти неожиданно, когда Родни уже принял все сложные решения, а он просто взял и сказал, что сделает портал. Может быть, поэтому Лестрейндж даже не улыбнулся, только кивнул, подтверждая, что он прекрасно понимает, что не должен светиться все те дни, когда его якобы нет. Не дурак.
- Ее спасут. Меня убьют во время операции. В доме, где ее держат, найдут запасы оборотного зелья и что-нибудь, что докажет, что похититель следил за мной давно и тренировался быть мной. Потом я вернусь и сообщу о том, что палочка была украдена, а с Макгонагалл я не поддерживаю связи с лета. Сначала Маркус, потом миссис Поттер, теперь я - это целенаправленная охота,направленная на то, чтобы очернить и уничтожить лучшие семьи Британии.

0

18

Тот, кого нет в стране, может вернуться в страну. Расстояния не гарантируют безопасности в мире, где есть порталы. Поллукс нахмурился сильнее, но не сказал ничего. У него много возможностей отследить возвращение этого человека и принять меры. Может быть, он только что получил первого подозреваемого в деле Макгонагалл, за которое кто-то должен быть осужден. ДОМП не должен производить впечатления организации, которая не может защитить своих сотрудников. Это не понравится новому министру, кого бы ни выбрали через несколько дней.
- Хорошо, - повторил он крестнику. - Найди свидетелей. Устрой подтверждения тому, что ты был в Европе и не один.
И эти подтверждения не должны были бросить какую-то тень на предстоящий брак с Вальбургой. Но Блэк не верил, что кому-то может быть такое непонятно, и не стал говорить это вслух. Несмотря на все свои недостатки, Лестрейндж просто не мог быть настолько недальновиден.
А может, и мог. Его план был так нелеп, что даже не вызвал у Поллукса раздражения, только недоумение, зачем городить столько сложностей вокруг простейших вещей.
- Этого я не допущу, - произнес он. - Никаких двойников, никаких свидетельств против тебя, кроме этих писем! Сотри ей память и брось где-нибудь.
Слова, что на лучшие семьи ведется целенаправленная охота, звучали в приватных разговорах не в первый раз. Раньше Поллукс придавал им мало значения, но сейчас он почувствовал себя так, словно долго закрывал глаза на очевидное. Маркуса Нотта допрашивала и работала над делом о нападении Макгонагалл, и вот он мертв. Чьими усилиями Дорея оказалась в Азкабане, ему не надо было напоминать. Теперь Лестрейндж, и снова Макгонагалл, которая для чего-то встречалась с ним все это время. Слишком длинная цепочка совпадений.
Блэк допил свой бокал и плеснул туда еще. Огневиски обжег горло и словно придал мыслям яркость.
- Почему ты решил, что это охота? Что ты знаешь?[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

19

То, что Том вне зоны досягаемости, крестному, похоже, совсем не понравилось. И зря, если бы он знал все то, что Риддл мог бы рассказать, окажись в руках аврората и не реши он вдруг всеми силами защищать однокурсника, не понравилось бы ему еще больше. Наследник ведь не считал нужным давать никаких непреложных обетов, а кто бы мог от него их потребовать? В любом случае, с отсутствием Тома Поллуксу придется смириться. Его возвращение плохо укладывалось в план Тони.
- Со мной отправилась Вальбурга. Там мы заключили брак - на какой-нибудь живописной альпийской вершине - чтобы затем подтвердить его здесь, разумеется. Вернемся мы тоже вместе.
Хотя в целом план крестному не понравился тоже. Родни опустил глаза, но что он мог сделать? Только посочувствовать. Другого способа обойти подозрения просто не было, а план, предложенный Блэком вообще не выдерживал критики. Может быть, он сам и был блестящим специалистом в менталике, а Лестрейндж вполне в состоянии был адекватно оценить свои силы. Он отрицательно покачал головой.
- Я не обливиатор. Я не знаю, что сделаю с ее сознанием этой магией. Возможно, все пройдет как необходимо. Может быть, оно будет необратимо повреждено, а может быть, заклинание попросту будет недостаточно эффективным, и память восстановится. Кроме того, этот план дает понятное объяснение моей палочке в деле сквибши.
Поллукс сегодня непривычно много пил, а ведь еще был даже не вечер. Родни поймал себя на мысли, что тоже не отказался бы от пары бокалов огденского. Но потом крестный спросил нечто очень странное, и Лестрейндж решил, что если алкоголь и правда так влияет на мозг, то может быть лучше воздержаться. Он с сомнением посмотрел на Блэка и осторожно пояснил.
- Я знаю, что эта история слишком хорошо вписывается в то, что происходит, начиная с весны, чтобы люди не поверили в нее. Знаю, что если подать все правильно, она вызовет резонанс среди тех, кто любит относить себя к этим лучшим семьям, а таких вокруг море. Это полезная версия, которую можно использовать неоднократно, если набрать достаточно доказательств, - я знаю это, а ее соответствие истине - это уже детали.

0

20

Поллукс хмыкнул и окинул крестника взглядом. Эта мысль была не так уж и плоха. Если Вальбурга в последние дни не совершала променадов в Косом переулке и не встречалась с подругами, этот план можно было реализовать. Кроме того, это снимало все вопросы относительно их брака в том случае, если Вальбурга понесет ребенка, а организовать свадьбу все еще не получится.
Для него не составило бы труда оформить еще один портал на имя дочери.
- Возможно. Если Вальбурга потрудилась быть незаметной не только для своей семьи.
Макгонагалл уже давно создавала немало проблем. Слишком много проблем для рядового аврора, и продолжала их создавать, даже будучи под контролем Лестрейнджа, который отчего-то хотел оставить ее в живых. А ведь трагически погибшая аврорша, которую запомнили бы по ряду громких дел, всех бы надолго отвлекла. Она раздражала Блэка, и следущие слова он произнес, не скрывая этого раздражения.
- Не будет Макгонагалл - не будет сведений о твоей палочке в деле сквибши.
Оставались еще письма, но письма и так никуда не денутся, и некому будет отстаивать их подлинность.
Нельзя было сказать, что ему нравится такой разговор. Но и уклониться от такого разговора было безответственно. Прежде всего безопасность семьи, а все дальнейшее по обстоятельствам, и никак иначе.
Слова Лестрейнджа об охоте на чистокровных относились только к тому, как можно подать эту историю. Разумеется, ведь эта охота велась не вокруг его собственных родных! Блэк дернул головой, не желая развивать тему после того, как так нелепо поверил в слова крестника.
- Что говорит твой отец?
Держится ли он и сейчас с тем же снисходительным превосходством, как в тот раз, вот что хотелось бы знать. Конечно, нет. Поллукс не отказался бы теперь посмотреть ему в лицо.[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

21

Родни молчал и делал серьезное лицо. Поллукс подумал и согласился - с тем, с чем он все равно не мог не согласиться. Разумное решение, что и говорить. Дальше должно было пойти лучше. План действительно был не так уж плох, да что там, это был отличный план, и крестный не должен был его испортить своими сомнениями. Впрочем, его сомнения теперь больше походили на брюзжание. Родни даже немного посочувствовал ему: время сейчас было непростое, в министерстве жарко, но разве они не сами там виноваты? Лестрейндж, например, знал, что сделал и продолжает делать все возможное для того, чтобы магглолюбская зараза не распространялась. А что сделал департамент Блэка, если они даже Дорею не смогли там защитить, хотя она - пусть глупо и бессмысленно - тоже пыталась внести свою лепту в эту борьбу? Ладно, с этим можно будет разобраться позже, после того, как он закончит разбираться с проблемами более насущными, в которых толковой помощи от Поллукса, похоже, тоже было не дождаться. Родни не закатил глаза и похвалил себя за это, но взгляд на Блэка получился слишком уж выразительный.
- Сведения о палочке уже в деле. Это ее официальные показания. О том, что Макгонагалл видела палочку у меня, она сообщить не могла никому, но где гарантия, что ее не увидит еще кто-нибудь? На газетных колдографиях, например. У Олливандера есть реестр, у дежурного в министерстве - журнал регистрации палочек посетителей. Да кто угодно из моих однокурсников может вспомнить ее.
Он развел руками, сказать больше было ничего. Неужели непонятно, что никто не стал бы морочить себе голову этими мистериями, если был бы другой, более простой выход? Как вообще крестный мог дослужиться до своего поста, если не принимал во внимание таких простых вещей? Лестрейндж вдруг прекратил пантомиму. он понял, что не знает. Что вообще практически ничего не знает о том, как дослуживаются до постов. Нормальные люди, разумеется, а не те, кто начинают с нуля. в его семье не принято было дослуживаться, вообще служить. а вот Блэки этим увлекались, все как один. Ну, кроме Вэл, может быть. Мысль была такая глубокая, что понять ее всю сразу не удалось, но над ней непременно стоило поразмыслить. Когда снегом на голову не будут сыпаться очень неудобные вопросы.
Что говорит отец. В самом деле, что он говорит? С тех самых пор отец молчал, хотя разве прошло много времени? Казалось, вечность, но на самом деле ведь всего несколько дней. А он молчал. Не послал сову, не послал даже домовика, чтобы притащить наследника домой и разобраться. Отцу было все равно. У отца намечались новые перспективные наследники. Родни опустил плечи - запал вдруг куда-то пропал.
- Я посчитал разумным для начала обсудить ситуацию с вами, сэр.

0

22

Опознать человека по палочке... Поллукс хорошо знал, как выглядит его собственная, мог при необходимости вспомнить палочки своей жены и детей, но палочек однокурсников или коллег не припомнил бы ни при каких обстоятельствах. Его коллеги были слишком благоразумны, чтобы размахивать своими палочками черед его лицом.
- Бред! - выдохнул он с раздражением, хотя в глубине души понимал, что некоторым не везет иметь слишком узнаваемые палочки. - Ты же не мог фотографироваться, выставив палочку в камеру!
Реестр Олливандера и книга регистрации палочек в Министерстве были более весомыми аргументами. Но если книги в архиве могли быть уже списаны по какой-то причине, то у старика была слишком хорошая память для того. Словно он клепал эти палочки не десятками и сотнями уже много лет!
- Тогда как ты объяснишь, куда она делась? Когда ты в последний раз был в Министерстве со старой палочкой? Когда зарегистрировал новую?
Все это можно было устроить. Блэк устроил бы это очень легко, но немногим раньше! Теперь за ним пристально следила Тафт, аврорат действовал вопреки его интересам, и все внимание было приковано к исчезновению аврора. Теперь любые манипуляции становились проблемой, а крестник не спешил хоть как-то упростить задачу. И еще проклятая свадьба.
Это дело, которое казалось таким легким, когда Родерик просил всего лишь о портале, начинало обрастать миллионом подробностей. Блэк не помнил, что вообще написано в показаниях Фигг и при каких обстоятельствах пропала Макгонагалл. Ему было плевать на них обеих, это должно было волновать аврорат, а не его.
Блэк снова раздраженно выдохнул и сосредоточился на том, что Рэндалл Лестрейндж, оказывается, не в курсе передряги, в которую попал его наследник. Просто великолепно - после того высокомерия, с каким он повествовал о свадьбе Родерика и Вальбурги и своей осведомленности.
Но еще это значило, что он не будет лезть со своим мнением.
- Хорошо. Мне не нужно его вмешательство в это дело. Ты рассказал мне все, что имеет значение?[NIC]Pollux Black[/NIC][AVA]http://s5.uploads.ru/bkpwA.png[/AVA][STA]вот заключение о смерти и нам плевать на шум в гробу[/STA]

0

23

Лестрейндж только медленно поднял брови и очень удивленно посмотрел на крестного. Что-то подсказывало ему, что Поллукс не помнит наизусть все колдографии из всех газет и журналов, в которых оказывались Родни и его палочка. Конечно, большей частью это были просто случайные снимки на каких-то приемах или в других местах, где вытаскивать палочку было не принято. Но и тех, где его просили позировать, было совсем немало. Репортеры всегда его любили: он отлично оживлял нудную светскую хронику - а Родни старался, в свою очередь, их не разочаровывать, и уж точно не отказывался позировать, когда его просили. Выставив палочку в камеру? А что здесь такого? Кадр должен был бы получиться выразительным, вряд ли за годы никто не додумался...
Впрочем, все это объяснять не пришлось, Блэк сосредоточился на министерских документах. С этим было, пожалуй, проще. У Лестрейнджа не было привычки проводить дни в этом средоточии скуки и бюрократии, которое привычнее называлось министерством. Конечно, иногда приходилось бывать там и регистрировать палочку - а чего было ее тогда прятать - но когда в последний раз? Сложно было сказать наверняка.
- В апреле, - немного поразмыслив и не очень-то уверенно сказал он. - Зашел в гости к дяде. Она пропала уже потом. Точно не знаю, когда, я в то время начал использовать другую. Регистрация... ну, может, я забыл это сделать, признаю. Время было смутное, а я как раз влюбился. Виноват. Готов заплатить штраф или что там за это положено, и принести свои заверения в том, что больше не допущу такой ошибки.
Насчет палочки опасений у него не было. Лестрейндж был уверен, что если бы в самом деле отложил свою и взял новую, то до регистрации не добрался бы еще долго. Кому это нужно - регистрироваться? Неужели кто-нибудь вообще этим занимается? В общем, это было бы излишним и неправдоподобным.
Теперь, рассказав все, ну или почти все, Родни чувствовал себя спокойнее. Довольно мрачно, особенно после того, как крестный заговорил об отце, но все равно спокойнее. Теперь вся эта мутная история была не на его плечах, от него требовалось только хорошее исполнение. Звучать убедительно, смотреть с раскаянием. Сыграть в конце концов чертову свадьбу. Все это будет, но еще нескоро. Пока что можно расслабиться. И напиться.
- Да, за исключением избыточных деталей это все, сэр.

0


Вы здесь » Sede Vacante » Настоящее » Далеко ли до Таллинна?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC